Февраль 12, 2018
Родион МОРОЗОВ, начальник отдела стратегического планирования и инновационной деятельности Института бизнеса и менеджмента технологий БГУ

Экспериментальный проект на основе модели «Предпринимательский университет» реализуется в Институте бизнеса и менеджмента технологий БГУ. Ожидается, что выпускники таких университетов будут искать не первое рабочее место, а первых сотрудников для компаний, которые создадут.

То, что в правительстве заговорили о переходе к концепции «Университет 3.0», — хороший знак. Значит, есть понимание того, что наши учреждения высшего образования в нынешнем виде неспособны справляться с вызовами современной экономики знаний. Да, у нас есть массовое высшее образование, да, 90 % выпускников школ поступают в вузы, но, с другой стороны, мы сталкиваемся с проблемами трудоустройства. Летом прошлого года в правительстве даже вставал вопрос: как вы учите, если даже выпускников-бюджетников не можете трудоустроить?

Переход к модели «Университет 3.0», или «Предпринимательский университет» в более широком смысле, поможет преодолеть данную проблему. Обучение предпринимательству в соответствии с новой концепцией — это формирование специалистов, которые после выпуска из альма-матер смогут самостоятельно создавать новые рабочие места.

Для достижения амбициозных целей важно, чтобы университет являлся предпринимательской организацией. При этом речь идет не столько о зарабатывании денег, сколько о разработке и реализации конкурентных стратегий.

Название и суть

Понятие «Университет 3.0» в англоязычной литературе практически не встречается. Это адаптация концепции, предложенной в России. Там первыми заговорили о создании университетов нового типа. У нас концепция интерпретируется довольно узко: университет 3.0 — это развитие инфраструктуры для коммерциализации интеллектуальной деятельности и обучения предпринимательству. В западных странах схожая концепция предпринимательского университета трактуется шире и предполагает наличие предпринимательской культуры вуза, соответствующую организационную структуру, в которой нет места бюрократической системе.

В дальнейшем, надеюсь, и мы перейдем от университета 3.0 к более высокому уровню — предпринимательскому университету. Он имеет несколько отличительных особенностей. Во-первых, всеобъемлющая предпринимательская культура включает поощрение инноваций, снижение бюрократических проволочек, поддержку и стимулирование инициатив. Внутри университета должны работать предприниматели. Они нужны, чтобы продвигать новые образовательные программы, научные исследования, создавать инновационные предприятия при университетах.

Для ученого-исследователя, для сотрудника университета совмещенная работа на таком предприятии — это хорошая возможность апробировать результаты своей научной деятельности, попробовать внедрить собственные инновационные разработки.

Во-вторых, поощряются инициативы и инновации студентов, преподавателей и сотрудников, направленные на эффективное развитие вуза. У преподавателей, исследователей должна быть возможность коммерциализировать свои знания и разработки. Например, открыть собственные образовательные программы, получить права на интеллектуальную собственность и, продолжая работать преподавателем, учредить предприятие для внедрения результатов исследовательской деятельности. Необходимо проводить конкурсы студенческих бизнес-проектов, а также помогать их внедрению.

В-третьих, предполагаются глубокая интеграция учебной, научной и инновационной деятельности с внешней средой и установление тесных связей с бизнесом. Студенты и преподаватели должны получить представление о том, как работает бизнес, и сотрудничать с реальными компаниями. До сих пор значительная часть профессорско-преподавательского состава и административного персонала большинства вузов имеет смутное представление о реальных бизнес-процессах.

Учреждения образования и сами должны создавать инновационные предприятия. У БГУ, БНТУ есть предприятия, в которых они являются учредителями и соучредителями. Очень важно использовать их потенциал, в том числе проводить на базе таких фирм стажировку студентов, тестирование научных исследований и разработок. Важно, чтобы в таких предприятиях видели не просто дополнительный источник доходов вуза, а возможность обогатить образовательный и исследовательский процессы, характерные для классического университета 2.0.

К четвертому признаку университета нового образца следует отнести предпринимательский тип управления вузом на основе эффективных и быстрых управленческих решений. Под эту характеристику подходит и система мотивации, и наем, и продвижение специалистов. Пока наши вузы страдают от недостатка преподавателей и других специалистов, имеющих опыт работы в бизнесе.

Система оплаты труда, продвижения и мотивации в белорусских вузах «заточена» на научную степень и звания, научные публикации. Опыт работы в бизнесе никаким образом не учитывается. Соответственно, человек, который придет в вуз из бизнеса, не имея ни степени, ни званий, будет получать низкую зарплату рядового преподавателя. Подходы к начислению заработной платы должны учитывать данный аспект.

Организационная структура многих белорусских университетов также пока не предполагает предпринимательского начала. Большинство вузов построены по классической схеме: администрация, факультет, кафедры.

Опыт ИБМТ БГУ

Исследования и практическое внедрение концепции «Университет 3.0» проводятся в Институте бизнеса и менеджмента технологий БГУ (ИБМТ БГУ) с 2014 года. В то время концепция «Университет 3.0» была слишком новаторской для белорусского высшего образования, хотя отдельные ее элементы уже тогда были заложены в разные государственные программы. Например, в Концепции развития высшего образования на 2011—2015 годы было прописано, что в каждом университете должны быть созданы бизнес-инкубаторы. Деятельность университетов так или иначе затрагивали программы инновационного развития страны.

В ИБМТ применили предпринимательский тип управления. Да, у нас есть классические факультеты и кафедры, но они дополняются образовательными программами и проектами.

Если инициативные сотрудники и преподаватели желают реализовать предпринимательский потенциал и хотят открыть новую образовательную программу, то институт выделяет финансирование на ее продвижение. После набора первой группы руководитель программы может рассчитывать на надбавку и премию по результатам работы. У него также есть возможность привлекать в проект других специалистов и подразделения. Сотрудники чувствуют свой вклад и видят, что инициатива не наказуема, а, наоборот, поощряема.

Благодаря подобным прогрессивным подходам уже двадцать лет нам удается работать и развиваться без бюджетного финансирования.

Университеты должны иметь четкое видение того, как развивать предпринимательство у себя, чтобы, с одной стороны, обеспечить сотрудникам дополнительный заработок, а с другой — обогатить научную деятельность и образовательную составляющую.

Вузам следует развивать инф­раструктуру для поддержки собственных предпринимательских инициатив: создавать бизнес-инкубаторы, места для коворкинга, центры прототипирования, предоставлять оборудование в пользование. Необходимы понятные процедуры того, кто и как может принимать участие в этом процессе. Подобные составляющие модели формируются постепенно, очагами, но когда они выстраиваются в систему, можно говорить о том, что сформировался предпринимательский университет.

Нужно разработать новые параметры оценки вклада вуза в социально-экономическое развитие страны. Стэнфордский университет и Массачусетский институт технологий, являющиеся самыми яркими примерами предпринимательских университетов, гордятся тем, что компании, созданные их выпускниками, генерируют ежегодный доход в 3,3 трлн долларов и создают около 2 млн рабочих мест. Если бы компании — выпускники Стэнфорда были объединены в отдельную страну, это была бы десятая экономика мира.

Такой вклад в развитие экономики позволяет университету обосновывать свои претензии на госфинансирование. Наши же вузы расходуют государственные деньги и отчитываются количеством выпускников, но не вкладом в социально-экономическое развитие в качестве предпринимателей. Хочется верить, что такие показатели, как количество созданных рабочих мест, доход компаний, открытых выпускниками, когда-нибудь будут учитываться и в Беларуси.n

Справка «БР»

Родион Морозов получил степень доктора наук (PhD) в испанском Университете Деусто. Он защитил диссертацию по теме «Формирование предпринимательских учреждений высшего образования в переходной экономике на примере Республики Беларусь».

 

Материал опубликован в №5 газеты "Белорусы и рынок" от 10 февраля 2018 года. Оформить подписку

Подписка на высшее образование + Бизнес-образование + БГУ
14 февраля 2018
С 2010 года количество иностранных студентов в белорусских вузах удвоилось и сейчас превышает 20 тыс. человек. Однако это далеко не предел возможностей экспорта образовательных услуг, считают в Минобразования.
21 ноября 2017
Присоединение Литвы к Болонскому процессу не привело к оттоку мозгов на Запад. Не стоит бояться единого образовательного пространства и Беларуси, отметил в интервью «БР» преподаватель Виленского университета доктор социальных наук Виктор ДЕНИСЕНКО.
21 ноября 2017
Похоже, лобби университетов берет верх, ведь именно им достанется эта часть рынка бизнес-­образования.
20 ноября 2017
Университеты должны улучшать качество подготовки студентов, а не просто пытаться заработать на модной волне.
20 ноября 2017
Повысить мотивацию студентов — будущих айтишников могли бы производственные стипендии за счет компаний.
09 ноября 2017
Главный ВУЗ страны занял 668 место из 1250 учебных заведений.

Страницы