Декабрь 07, 2015
Беседовала Марина ГУЛЯЕВА

— Почему вы занялись виноделием?

— Мне пришлось много путешествовать по Европе, в том числе бывать в винодельческих регионах Италии, Испании, Франции.

Я пробовал вина, сравнивал, иногда посещал винодельни, а потом задался вопросом: почему европейские и украинские вина столь разительно отличаются по качеству? Посетив несколько украинских винзаводов, я заметил большую разницу в культуре производства. Закралась мысль: вероятно, проблема качества украинских вин не только и не столько в климате, сколько в культуре производства?

Я подумал, что, применив правильный подход, можно получить украинское виноградное вино высочайшего качества. В 2010 году купил необходимое оборудование, договорился с двумя хозяйствами о покупке винограда. Проконсультировался с известным энологом (специалистом, занимающимся оценкой виноградников, пробой почвы, воды и вина. — Прим. «БР») Биссо Атанасовым, имеющим опыт работы на винодельнях Италии, Португалии, Греции, ЮАР и Чили.

Результатом первого эксперимента стали несколько сотен бутылок прекрасного шардоне, белого бленда ркацители, пино-гри, а затем, через год, и красного бленда каберне-мерло. Я понял, что в Украине делать вино можно и нужно, и решил создать винодельческое хозяйство. Мы выбрали оптимальные для возделывания в нашей местности сорта винограда. Кроме того, посадили несколько экспериментальных сортов, чтобы определить, какой из них проявит себя наилучшим образом.

Самым неожиданным оказался результат эксперимента по винификации крымских автохтонных сортов «эким кара» и «кефессия». Это скорее столовые сорта, раньше никто не пытался делать из них сухое вино. Мы же решились на то, чего в Украине никто до нас не делал: подвялить виноград, чтобы снизить в нем количество влаги и, соответственно, увеличить содержание сахара и кислотность. Мы сделали вино на манер италь­янского Amarone, выполнили ферментацию в дубовых бочках, а затем в течение 18 месяцев выдерживали его в американском дубе. Результат превзошел все ожидания.

Выйти на розничную продажу со своими винами мы пока не можем, однако уже начали проводить дегустации и участвовать в фестивалях. Сейчас этот проект больше напоминает творчество, нежели бизнес: от посадки виноградника до нормального плодоношения должно пройти четыре года.

— Вы вложили в виноделие 3 млн гривен. Это собственные или заемные средства? Каковы условия получения займов в Украине?

— Три миллиона гривен — приблизительная и несколько заниженная сумма, это были собственные средства. Получить кредит в Украине нелегко. Да и брать его по существующим ставкам для инвестиций в основные фонды — дело неперспективное: арифметика просто не срастется.

— Как вы оцениваете нынешний инвестиционный климат в Украине? Видны ли перемены к лучшему для украинского бизнеса?

— Нельзя рассуждать о бизнес-климате, не учитывая того, что происходит в стране, включая безопасность, общую атмосферу. В чем-то стало меньше произвола. Увы, методы управления остались теми же. Суть всех перемен можно сформулировать так: «Только ничего не трогайте! Оно же еще как-то дышит!» К тому же в каждой отрасли свои трудности. Проблемы украинского виноделия в том, что она до сих пор в УССР, в 1990 году.

— Рассказывая о своем опыте общения с украинскими чиновниками, вы говорили, что они смотрели на вас «как на странного человека». Что их удивляло?

— Например, я приходил к ним и рассказывал, как я хочу посадить виноградник. Мне отвечали: у нас так никто не делает. «Последние лет сорок в Европе именно так и делают!», — парировал я. Чиновники — мне: «Ну так здесь же вам не Европа!»

Я объяснял, что хочу получить меньший урожай, поскольку в таком случае качество винограда будет лучше. Это аксиома виноделия последних лет ста во Франции, пятидесяти — в Италии, сорока — в Испании, тридцати — в Америке, двадцати пяти — во всем остальном мире. На лице собеседника — удивление: мол, какое качество? зачем? ценой снижения урожая?

Это типичная реакция в странах с архаичным виноделием. Чтобы виноделие развивалось, нужно очень многое менять. Например, уравниловку при оплате лицензии на продажу вина: производитель, который выпускает миллион бутылок, платит те же полмиллиона гривен (20 тыс. евро) за лицензию, как и я со своей сотней бутылок. Уже одним этим пунктом положения о лицензировании государство намекает, что мне в винодельческом бизнесе делать нечего.

Есть и проблема, связанная с классификацией вина. Скажем, в Италии вино классифицируется как продукт питания, у нас же — как алкогольный напиток. Если ты делаешь вино, то тебя подозревают в желании споить всю нацию! К производству вина относятся как к преступлению. Тогда давайте введем лицензию на продажу любой еды!

Никто не против того, что производство алкоголя надо регулировать, но не вопреки же здравому смыслу!

— В Беларуси активно и давно развивается импортозамещение в разных сегментах продовольственного рынка, в том числе в сфере производства алкоголя. Недавно Минторг обязал торговые сети включить в ассортимент отечественную алкогольную продукцию. По вашему мнению, в какой степени государство должно регулировать алкогольный рынок?

— Наверное, поддержка в разумных пределах — это неплохо. Другое дело, что эта мера не понадобилась бы, если бы у вас развивался мелкий бизнес. Если бы человек мог вырастить у себя в саду смородину, сделать вино, а потом продать его в своей винной лавке, тогда, думаю, вопрос, как продвигать белорусское плодовое вино, не возникал бы. Но ведь у вас заводы. Кстати, европейцам очень трудно объяснить, что такое винзавод.

Например, в Соренто практически на любой улице находятся десятки магазинчиков. Прямо в них готовят limoncello (итальянский лимонный ликер. — Прим. «БР») и тут же его продают. Это очень красивые магазинчики, в них толпы туристов. Понимаете, у вас — заводы, а в Италии — маленькие частные магазинчики. Кстати, в Украине тоже не так, как на Апеннинах. Если бы кто-то сделал нечто подобное у нас, то был бы немедленно наказан по ст. 204 Уголовного кодекса.

— Что за статья?

— Важна даже не статья, а комментарии к ней. Согласно статье, производство самогона и домашнего вина не подпадает под уголовную ответственность. Комментарии же можно истолковать по-разному. Мы не раз обращались в государственные структуры, чтобы упразднить двусмысленность законодательства, но все без толку. По старинке государство хочет контролировать все и вся. Я же считаю: нужно развивать средний и малый бизнес. Вот у вас была бабушка в деревне?..

— Да, в Литве, в маленьком городке Игналина.

— Прекрасно, Игналина. Какое самое вкусное блюдо готовила ваша бабушка?

— Печенье.

— Хорошо. Есть какая-то типичная еда, напитки в Игналине?

— Хлеб, мороженое, сыр…

— Отлично! Так вот когда хлеб, мороженое и сыр будут делать в каждом маленьком городе несколько небольших местных производителей, а бабушки смогут печь и продавать собственное печенье, тогда люди на всю жизнь запомнят вкус своего детства, а населенный пункт будет всегда ассоциироваться у них с этим вкусом. Тогда граждане и свою страну полюбят и не понадобятся никакие директивы из серии «продавайте местное». Например, в Барселоне, где более 10 тыс. ресторанов, я знаю только пару мест, где продается неиспанское вино. Им просто не нужно другое: испанцы любят свое.

Не надо превращать страну в рабочую общагу, где все одинаковое в каждой комнате! Нужно делать так, чтобы люди любили свою землю и делали на ней то, что им нравится. Хотя вообще-то люди любят свою страну по умолчанию: не нужно портить им жизнь. Только и всего.

Подписка на Все
26 сентября 2018
Россия может в 2019 году увеличить поставки нефтепродуктов на 10-15% по сравнению с 2018 годом для нужд белорусского нефтехима, переговоры по темным нефтепродуктам продолжаються.
26 сентября 2018
Россия сохранит для Беларуси ранее согласованную цену газа в 2018-2019 годах и механизмы ее субсидирования, в том числе перечисление в белорусский бюджет экспортных пошлин на нефть.
26 сентября 2018
США 26 сентября вводит санкции в отношении 12 российских компаний и двух резидентов Беларуси с иранскими корнями.
26 сентября 2018
Современное состояние здравоохранения в стране требует реформ, в частности перехода к страховой медицине.
26 сентября 2018
Методологическую поддержку получат столица, областные центры, а также по три­четыре района в каждой области.
26 сентября 2018
По итогам торгов на Белорусской валютно-фондовой бирже 26 сентября 2018 белорусский рубль продолжил падение.

Страницы