Июнь 11, 2018
Олег ШЕПЕЛЮК

Устойчивое развитие Беларуси обеспечат реструктуризация государственного сектора экономики, пенсионная реформа и привлекательная инвестиционная политика.

«Если политика государства будет сфокусирована на этих трех элементах, то мы получим достаточно оптимистичное будущее», — заявил на Форуме финансовых директоров Беларуси — 2018, прошедшем 5 июня в Минске, гендиректор Бизнес-школы ИПМ Павел Данейко. Самым трудным, по его словам, является вопрос о пенсионной реформе, потому что «пока никто в мире не знает ответа, что с этим (старением населения и нагрузкой на работающих. — Прим. «БР») делать».

Говоря о перспективах раз­вития экономики Беларуси, Павел Данейко отметил, что оно напрямую зависит от того, как правительство будет относиться к традиционной «мантре нашей государственной экономической политики» — зарплате в 500 долларов. Пока власть сохраняет «четкое понимание того, что печатать деньги не надо», хотя и не все среди принимающих решения согласны с такой позицией. Белорусская экономика рискует вер­нуться к инфляции и девальвации, если их лобби окажется сильнее.

Еще одна серьезная угроза для экономики — высокий уровень внешнего долга, который сейчас находится «на грани нормальности». По словам эксперта, внешний долг Беларуси в 40 % с лишним от ВВП — «это достаточно серьезная сумма», а его удержание под контролем — «довольно сложная штука, потому что есть несколько факторов, которые влияют на нашу способность его обслуживать».

Два фактора, которые не зависят от усилий правительства, — цена нефти и старение населения, увеличивающее пенсионные расходы. Чем выше цена черного золота, тем проще нам обслуживать госдолг. Пока не найден и источник покрытия 500—600 млн долларов, ежегодно не хватающих для выплаты пенсий. Третий фактор — задолженность госкомпаний.

«Грандиозная идея модернизации с треском провалилась, и на сегодняшний день мы расплачиваемся за нее тем, что государственный долг нарастает, — констатировал эксперт. — Насколько я понимаю, уже созрело понимание, что без решения этой проблемы невозможно восстановить динамику роста экономики».

Сложные отношения с приватизацией — это не только белорусская проблема. «В Восточной Европе успешными оказались всего лишь две реформы — эстонская и польская, и сделаны они принципиально по-разному. Общего рецепта, «таблетки от смерти» нет. Надо находить решение для каждой отдельно взятой страны», — отметил Павел Данейко.

По его словам, стоит говорить скорее о реструктуризации госсектора, а не об «огульной приватизации», как ее хотят представить адепты госэкономики. «В Венгрии провели приватизацию, но в ее результате из страны утекает в три раза больше денег, чем приходит дотаций из ЕС, в Польше — на 70 % больше. Центр прибыли и уплаты налогов находится не в этих странах. Там просто цеха, и их можно легко перекинуть в другие страны. Есть много вариантов приватизации, много вопросов, как ее надо делать. Речь и о соотношении национального бизнеса с привлеченным, и о структуре приватизации, и о темпах перехода к ней. Но если стартовать, то в течение трех-пяти лет можно привести госсектор в порядок», — уверен спикер.

На его взгляд, будущий лидер экономического роста в мире — Индия, а вовсе не Китай. С этой точки зрения проблема Бела­руси заключается в том, что «мы живем в депрессивном регионе». «Единственная из стран-соседей, которая нормально росла и будет расти, — это Польша», — указал еще одно направление сотрудничества Павел Данейко.

Впрочем, у Беларуси есть и преимущество, утверждает гендиректор Бизнес-школы ИПМ. Как ни странно, это именно не проведенная в свое время приватизация. «Отсутствие ее чрезвычайно положительно: все талантливые белорусские предприниматели стали создавать новые бизнесы, а украинский или российский вариант приватизации парализовал целую группу талантливых людей, занятых в реструктуризации социалистических предприятий», — констатировал эксперт.

Самый успешный бизнес в белорусских условиях — экспортно ориентированная производственная компания. Для нее все финансовые кризисы были поддержкой, а не угрозой.

«Сорок процентов среднегодовой инфляции и постоянные девальвации для экспортера — это дотация. Что такое тогда успех белорусской продукции на российском и украинском рынках? Почти европейское качество по почти китайской цене: затрат на маркетинг нет — все продается и без этого. Отсутствие кредитов (их дороговизна) компенсировалось инфляцией, которая позволяла иметь высокую маржу на экспортных операциях», — приоткрыл секрет успеха белорусских «скрытых чемпионов» Павел Данейко.

Подписка на Данейко + макрэкономика
07 мая 2018
Первый квартал белорусская экономика закончила ростом почти всех количественных показателей, чего нельзя сказать о качественных. Прибыль предприятий устойчиво минусует.