Апрель 03, 2017
эксперт-­аналитик компании TeleTrade в Беларуси Жанна КУЛАКОВА

Нефтедобыча в США остается одним из главных рисков для рынка нефти.

В начале марта цены на нефть марки Brent покинули диапазон 55—57 долларов за баррель, в пределах которого они продержались три месяца, и теперь колеблются на уровне 50—52 долларов/баррель. Снижение составило примерно 8—10 %.

Причина падения рынка — восстановление сланцевой отрасли в США. Добыча и объемы запасов в Штатах растут, а поскольку страна является крупнейшим мировым импортером черного золота, инвесторы ожидают снижения мирового спроса.

Статистические данные из США вызывают колебания нефтяных котировок то в одну, то в другую сторону, однако для формирования устойчивых трендов данных о запасах нефти недостаточно, тем более что зачастую они являются противоречивыми. Впрочем, сейчас все указывает на то, что сланцевая отрасль действительно восстанавливается. По последним данным, в США насчитываются 652 буровые установки. Это в два раза больше, чем в мае 2016 года (тогда был зафиксирован многолетний минимум), и на 44 % — чем до победы Трампа на выборах.

Себестоимость добычи сланцев выше, чем нефти, однако сланцевикам легче подстраиваться под рынок, поскольку их буровые установки довольно легко консервируются и при необходимости выводятся из консервации. Благодаря этому сланцевики могут гибко реагировать на цены, приостанавливая добычу, когда она становится невыгодной, и возобновляя ее с ростом котировок.

Позитивное влияние соглашения ОПЕК и других стран — экспортеров нефти о сокращении добычи, которое в последние месяцы оказывало черному золоту значительную поддержку, практически исчерпано. Срок действия соглашения истечет в конце июня, и чем ближе час икс, тем больше опасений возникает у инвесторов. Официальные лица заявляли, что срок договоренностей может быть продлен, однако ничего конкретного пока не было сказано, да и новые переговоры между участниками картеля потребуют времени. К тому же ОПЕК не слишком поворотлив в таких вопросах.

Выходит, что рисков для нефтяного рынка достаточно, а вот явных драйверов роста пока не наблюдается, поэтому падение цен на нефть имеет все шансы продолжиться. Котировки могут войти в диапазон 46—50 долларов, если, конечно, ОПЕК не окажет рынку поддержку.

Интересно, что сейчас нефть не оказывает значительного влияния на валютный рынок РФ. За март баррель смеси Brent потерял в цене около 8—10 %, тем не менее российский рубль не только не упал, но и примерно на 1 % укрепился к бивалютной корзине Центробанка.

Дело в том, что на национальную валюту РФ по-прежнему влияет спекулятивный фактор: из-за высоких процентных ставок российские активы пользуются спросом у иностранных инвесторов. Влияние этого фактора усилилось после того, как итоги заседания ФРС разочаровали рынки, а Трамп потерпел первое фиаско: Конгресс отклонил предложенный американским президентом законопроект, реформирующий систему здравоохранения. Эти события спровоцировали распродажу долларов, и часть капиталов «перетекла», в том числе в российские рубли. Благодаря спекулятивной поддержке национальная валюта РФ остается стабильной, даже несмотря на колебания котировок черного золота.

Российские чиновники признавались в том, что рубль переоценен примерно на 10—12 %. Это означает, что без поддержки иностранных инвесторов национальная валюта РФ ослабла бы на 10—12 %. Если по какой-либо причине приток капитала в российские активы сменится оттоком, то мы увидим быстрое падение рубля. С другой стороны, высокий спрос на российскую валюту позволяет ей безболезненно переносить колебания цен на нефть. Этот фактор может нивелировать падение котировок и в более отдаленной перспективе.

Стабильность российского рубля благоприятно сказывается и на самочувствии нашей валюты. Если же внешняя конъюнктура изменится в худшую сторону, то колебания курса белорусского рубля, вероятнее всего, будут в течение некоторого времени сглаживаться благодаря укреплению нашей валюты по отношению к российской.

 

Мнение опубликовано в в №12 газеты "Белорусы и рынок" от 01.04.2017. Оформить подписку.