Компании и рынки

Тяжелая доля металлов

Петр МОРОЗОВ

Мировой рынок стали не минуло падение цен на сырьевые товары, начавшееся в конце 2014 года.

Сокращение объемов производства в машиностроении и строительстве стало дополнительным ударом по белорусским металлургам. По итогам I квартала 2016 года ОАО «БМЗ — управляющая компания холдинга БМК» зафиксировало самый большой чистый убыток среди акционерных обществ, включенных в сводный отчет Минфина. Что впереди?

Китайский фактор

По оценке World Steel Association (WSA), объединяющей 66 стран-производителей, в 2015 году мировое производство стали сократилось на 2,9 % по сравнению с 2014-м, до 1621 млн т. На протяжении нескольких последних лет одной из основных причин спада остается избыток мощностей: загруженность на уровне 70 % является хорошим показателем. Однако в прошлом году значительное влияние на рынок стали оказали падение цен на нефть и замедление китайской экономики.

Падение нефтяных котировок повлекло за собой и снижение цен других сырьевых товаров, в том числе важных для металлургии — от коксующегося угля до собственно железной руды. Девальвация национальных валют также повысила конкурентоспособность производителей ряда стран. Однако извлечь выгоду от снижения издержек металлургам не удалось. Вместе с падением цен на нефть на многих рынках сократились объемы строительства, а также спрос на инвестиционные товары, производители которых являются потребителями металлов. Как следствие, еще больше увеличился избыток мощностей и предложения на рынке.

Китай является главным производителем и потребителем стали. На его долю, по данным WSA, приходилось 49,6 % производства стали и 44,8 % потребления конечных продуктов и изделий из нее. Замедление темпов роста китайской экономики, сокращение государственных инвестиций в развитие инфраструктуры, а также ужесточение условий кредитования предприятий привело к снижению спроса на сталь и металлы в целом внутри страны. В 2014 году он упал на 3,4 %, в 2015-м — на 3,5 %. Правительство КНР стремилось повысить темпы роста экономики, в том числе путем избавления от неэффективных предприятий. Итог этих мер для мирового рынка стали — резкое увеличение китайского экспорта с 90 млн т в 2014 году до 111,6 млн т в 2015-м.

Конкуренция резко обостри­лась. Под ударом оказались в первую очередь рынки Юго-Восточной Азии, пока остающейся дефицитным регионом и в основном импортирующей металлопродукцию. Досталось и ЕС: за 2015 год китайские поставки в союз подскочили на 40 %, до 7,4 млн т. В целом импорт стали в ЕС в прошлом году увеличился на 27 %, а спрос — всего на 2,3 %. Местных производителей смогли потеснить не только китайцы, но и россияне. Кое-что смогли отщипнуть и белорусские экспортеры: в прошлом году увеличились поставки в ЕС полуфабрикатов из нелегированной стали, а также некоторых видов проката.

Мировые цены закономерно направились вниз. По данным Магнитогорского металлургического комбината, в 2015 году горячекатаный прокат в рулонах подешевел на 32 %.

В таких условиях многие страны приняли защитные меры. Тарифные и нетарифные инструменты использовали Индия, Мексика, страны Латинской Америки и Северной Африки. США ввели антидемпинговые меры против Китая, в ответ на это официальный Пекин подал на Вашингтон в суд ВТО.

Белорусский экспорт сокращается

В прошлом году для отечественных металлургов критичным было не только падение цен, но и замедление белорусской и российской экономики, уменьшение объемов строительства и спроса на инвестиционные товары. Так, продажи грузовиков в России упали почти вдвое. Отреагировали на это и машиностроители, и производители другой металлоемкой продукции: объемы потребления снизились.

По оценке некоммерческого партнерства «Русская сталь», в 2015 году потребление стальной продукции в РФ сократилось на 9 %. Похожим образом обстояли дела и в Беларуси: в два раза и более упал выпуск отечественных грузовиков, автобусов, на 35 % — производство тракторов и др.

В 2012—2014 годах поставки белорусской металлопродукции за рубеж были относительно стабильными в денежном выражении — 2,3—2,5 млрд долларов. В прошлом году падение цен и спроса отразилось на отечест­венном экспорте металлов и изделий из них. Эта статья принесла 1,738 млрд долларов, что на 26,4 % меньше, чем в 2014-м.

К слову, физические объемы по некоторым позициям увеличились. В частности, БМЗ нарастил поставки сортового проката на 5%, правда, из-за падения цен потерял в выручке. Отметим, что в 2013 и 2014 годах ОАО «БМЗ — управляющая компания холдинга БМК» хотя и фиксировало чистый убыток, но все-таки имело прибыль от реализации. По итогам 2015-го предприятие не смогло показать прибыль от реализации, что на фоне активной инвестиционной деятельности привело к большим чистым убыткам.

Проблески надежды

В начале нынешнего года мировое производство стали продолжило сокращаться. Восстановление началось весной. Так, по данным WSA, в мае выплавка стали достигла 139,15 млн т, что всего на 0,1 % меньше, чем за аналогичный месяц 2015-го. Загрузка мощностей составила 71,3 %, что можно считать приемлемым результатом.

В целом за пять месяцев нынешнего года мировое производство стали снизилось на 2,3 % по сравнению с прошлым годом и составило 658,2 млн т. Отставание от 2015-го сокращается, в основном за счет китайских и индийских предприятий, которые наращивают выплавку стали. Отмена санкций против Ирана позволила этой стране вернуться не только на мировой рынок нефти, но и на рынок металлопродукции. В мае 2016 года Иран увеличил выплавку сразу на 13 % по сравнению с аналогичным месяцем 2015-го, до 1,65 млн т.

Отличие нынешнего года от минувшего заключается в том, что немалая часть китайского производства на этот раз связана. Правительство КНР вновь начало стимулировать экономику, что и увеличило спрос на металлопродукцию. Кроме того, еще в конце прошлого года в Поднебесной начали воплощать в жизнь план по сокращению мощностей в металлургии. Руководство страны поставило задачу избавиться от устаревших, грязных и неэффективных производств. В этом году предполагалось вывести из эксплуатации мощности на 45 млн т, а всего в ближайшие три — пять лет — на 100—150 млн т.

С учетом того, что закрытие производств такого рода имеет серь­езные социальные последствия для регионов, министерствам и ведомствам КНР необходима поддержка местных органов управления. Полная реализация плана Пекина приведет к ликвидации 400 тыс. рабочих мест. Частично центр находит поддержку у местных органов власти. Например, провинция Юннань готова до 2018 года сократить мощности на 4,5 млн т в год.

Параллельно правительство КНР занимается консолидацией металлургической отрасли, принуждая крупных операторов поглощать более мелких. Одна из таких сделок — поглощение компании из провинции Вухань, которое осуществил Baosteel, второй по размеру производитель в Поднебесной.

Правда, меры по стимулированию экономики увеличили спрос на сталь. В итоге с ноября 2015 по апрель 2016 года цены внутри страны выросли на 80 %, и часть мощностей, приостановленных в конце года, снова начала работать. Впрочем, официальные представители правительства КНР считают, что подъем цен не окажет серьезного влияния на планы по сокращению мощностей. Действительно, в июне объемы производства в Китае снова стали снижаться, а цены на внутреннем рынке — повышаться.

В марте — апреле рост котировок наблюдался не только в Китае, но и во всем мире. Цены на прокат и другие виды металлопродукции увеличивались на 20—30 % в месяц. Китайские производители переориентировались на внутренний рынок. Воспользовавшись этой паузой, операторы из других регионов смогли поднять цены. Эксперты ожидали коррекции, которая завершилась к концу июня. Тем не менее цены сильно различаются в зависимости от региона. Такая ситуация может сохраниться до конца лета.

Помимо китайского фактора, рынок металлопродукции зависит от состояния мировой экономики, в которой пока не все радужно. Неопределенность, возникшая после референдума о «брекзите», может заставить потребителей металла пересмотреть производственные планы.

В 2016—2017 годах в странах ЕАЭС не ждут экономического роста, а значит, и повышения спроса на сталь и металлопродукцию. Согласно прогнозам «Русской стали», в 2016 году спрос на прокат в России снизится еще на 6 %.

В этом году в Беларуси производство транспортных средств, вероятнее всего, останется на уровне 2015-го. Объемы строительства стабильно уменьшаются, поэтому на значительный рост внутреннего спроса рассчитывать не приходится. Тем не менее для белорусских металлургов общая картина выглядит не так печально. Отечественный экспорт проката и металлоизделий в достаточной степени дифференцирован, значительные объемы продукции поставляются в ЕС и другие страны мира, экономика которых в нынешнем году будет расти. Актуальным остается воп­рос цены.

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ




* Все поля обязательны для заполнения

(PDF) Вход/Регистрация

Весь номер по полосам

Архив

Сервисы сайта

Follow belmarket on Twitter

Новости компаний

Архив