Сентябрь 01, 2014

Решение украинского кризиса найдено, но еще до Минска?

Арсений СИВИЦКИЙ

Однако один важный результат все же был достигнут: заинтересованные стороны наконец-то сели за стол переговоров и обменялись оценками происходящего и взглядами на пути разрешения кризиса.

Прошедший 26 августа минский саммит в формате ЕС - Украина - ТС вряд ли мог расставить все точки над "i" в решении украинского кризиса. Слишком обширный список вопросов был включен в повестку дня - начиная от влияния украинского кризиса на энергетическую безопасность ЕС, последствий имплементации Украиной соглашения об ассоциации для экономики ТС и, в частности, России, заканчивая проблемами политического урегулирования кризиса в Украине, установлением эффективного контроля за российско-украинской границей и организацией новой гуманитарной миссии для пострадавших за время конфликта жителей восточных украинских регионов.

Состоялись первые двусторонние переговоры российского президента Владимира Путина с его украинским коллегой Петром Порошенко. Еще несколько месяцев назад, когда конфликт между киевскими властями и сторонниками самопровозглашенных ДНР и ЛНР перешел в горячую фазу, Беларусь выступила с предложением об организации многосторонних переговоров на площадке Исполкома СНГ. С похожей инициативой потом выступил и Казахстан. Но тогда эти предложения почему-то были проигнорированы как российской, так и европейской дипломатией.

Тот факт, что нынешняя встреча все же состоялась, свидетельствует как минимум о том, что стороны устали от затянувшегося конфликта и связанных с ним издержек.

В качестве переговорной площадки Минск был выбран не случайно. Несмотря на свои отношения стратегического характера с Россией с вытекающими из них военно-политическими обязательствами, Беларусь с самого начала крымского, а потом и украинского кризиса занимала взвешенную нейтральную позицию в отношении происходящего, сохраняя каналы доверительной коммуникации с Кремлем и одновременно активно налаживая их с новыми украинскими властями.

Минск, по сути, выполнял роль медиатора во взаимодействии между Киевом и Москвой в условиях, когда конфликтующие стороны по политическим и идеологическим мотивам не могли вступить в прямые переговоры. Именно эффективность каналов коммуникации между российским и украинским руководством, обеспеченная Минском как медиатором, создала необходимые предпосылки для того, чтобы предложение Петра Порошенко провести в столице Беларуси переговоры было поддержано ЕС, а на самом саммите присутствовали верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон и еврокомиссар по торговле Карел де Гюхт.

Состоявшаяся позже двусторонняя встреча главы государства Александра Лукашенко с Кэтрин Эштон - это не просто протокольное мероприятие, а благодарность и оценка со стороны европейской дипломатии проделанной Беларусью работы по организации переговорного процесса между Украиной и Россией.

Переговоры в Минске также были удобным вариантом и для российской стороны. Формально Беларусь является стратегическим союзником России, между странами существует соглашение о координации внешней политики и безопасности. К тому же участие Москвы в переговорах позволило продемонстрировать Минску и Астане то, чего не было видно во время крымского кризиса: Кремль принимает во внимание и учитывает позицию своих союзников.

Хотя, что касается участия российской стороны в минском саммите, то до последнего момента определенная интрига все же сохранялась, даже несмотря на то, что встреча планировалась и согласовывалась с заинтересованными сторонами в течение нескольких недель до ее проведения.

Исходя из состава приглашенных на встречу, получалось, что Россия - единственная сторона на переговорах, которая существенно оказывает влияние на динамику украинского кризиса. ЕС не был представлен на высшем уровне, ограничившись лишь присутствием еврокомиссаров.

Бросилось в глаза и отсутствие представителей США - вероятно, самого важного элемента геополитической мозаики, без которого решение украинского кризиса просто немыслимо. Поэтому по существу вести переговоры российской стороне было не с кем. Тем не менее Владимир Путин все же прибыл на минский саммит. Однако собирался ли он всерьез договариваться в Минске?

Скорее всего, саммит в Минске - это символический итог тех кулуарных договоренностей, которые активно вела Москва со своими европейскими и атлантическими партнерами в течение последних трех месяцев. Примечательно, что именно 26 августа, в день минского саммита, МИД Финляндии обнародовал информацию о состоявшихся в июне секретных переговорах между представителями США и России на финском острове Боисто.

В соответствии с подходом, известным в мировой дипломатии как Track II diplomacy (так называемая неправительственная дипломатия), группа американских и российских экспертов и бывших высокопоставленных лиц, включая экс-директора Службы внешней разведки России Вячеслава Трубникова (1996-2000) и помощника президента Джорджа Буша-младшего, старшего директора по России в Совете национальной безопасности (2004-2007) Томаса Грэхэма, разработала план из 24 пунктов по урегулированию украинского кризиса.

Этот план был обнародован также 26 августа, что как бы намекает на то, кто и где договаривался на самом деле.

План включает такие интересные положения, как организация под эгидой ООН миротворческой миссии на востоке Украины, контроль со стороны ОБСЕ за режимом прекращения огня, сохранение российско-украинских экономических связей при имплементации соглашения о зоне свободной торговли ЕС - Украина, защита статуса русского языка и традиционных культурных связей между Украиной и Россией, обсуждение и урегулирование правовых вопросов, относящихся к статусу Крыма, взаимное уважение внеблокового статуса Украины, как это предусмотрено украинским законодательством, заслуживающее доверия расследование военных преступлений во время кризиса, возвращение и гуманитарная помощь для беженцев и внутренне перемещенных лиц и др.

Как видно из этого, если по украинскому кризису и было найдено решение, то это произошло не в Минске и не в формате ЕС - Украина - ТС. Тем не менее это обстоятельство не принижает значение и вклад Беларуси в урегулировании украинского кризиса. 26 августа Беларусь на день стала центром мировой политики, к которому были прикованы взоры большей части мирового сообщества.

Очевидно, что теперь Беларусь предстает в мире в ином, нетипичном для западной публики обличье - как государство-миротворец, а не "последняя диктатура Европы", что не смогут не учитывать западные партнеры при выстраивании отношений с Беларусью в дальнейшем.

Однако статус миротворца накладывает и определенные дополнительные обязательства как во внутренней, так и во внешней политике Беларуси. Именно такая ответственная позиция позволит нам не только преодолеть трудности во взаимоотношениях с западными странами, но еще не раз стать площадкой для поиска решений мировых проблем.

Подписка на Все
18 января 2021
Сторонники Алексея Навального анонсировали массовые акции протеста с требованием освободить оппозиционного политика.
18 января 2021
На основе Big Data МТС составил портрет пользователей своих цифровых сервисов и выяснил, какой контент пользовался наибольшей популярностью в 2020 году.
18 января 2021
Евразийский банк развития (ЕАБР) в обновленном макропрогнозе ожидает снижения ВВП Беларуси в 2021 году на 0,1%, в то время как ранее прогнозировал восстановительный рост на 1,1%.
18 января 2021
В Беларуси на Крещение, во вторник 19 января, сохранятся сильные морозы. Синоптики объявили желтый уровень опасности.
18 января 2021
В 2020 году из-за пандемии коронавируса объем пассажирских авиаперевозок сократился на 60%, вернувшись к уровню 2003 года.
18 января 2021
Премьер-министр Японии Есихидэ Суга в понедельник выразил решимость провести Летние Олимпийские игры в Токио по плану, тем самым продемонстрировав победу над эпидемией коронавируса COVID-19.

Страницы