Сентябрь 11, 2017
экономист Центра экономических исследований BEROC Дмитрий КРУК

Официальный прогноз роста экономики в следующем году стал более реалистичным, однако все еще не является базисом для ожиданий.

 

Власти приступили к обнародованию параметров своего прогноза на 2018 год. Предполагается, что ВВП вырастет на 3,4 % на фоне низкой инфляции, которая составит примерно 7 %. В последующие годы рост ускорится.

Как интерпретировать такой прогноз? Это мечты или реальность, оптимизм или пессимизм? Оглядываясь на прошлое, можно задаться вопросом: а стоит ли вообще придавать значение правительственному прогнозу? За последние шесть лет основные параметры не были достигнуты ни разу. В результате значение официальных прогнозов существенно девальвировалось, и большинство экономических агентов не рассматривают их как основу для своих ожиданий. Малореалистичные целевые ориентиры сохраняли какой-то смысл лишь для административной вертикали, выполняя мобилизующую роль путеводной звезды.

Ситуация несколько изменилась при выработке прогноза на 2017 год. Он стал гораздо более реалистичным. Отказ от розовых очков оказал отрезвляющее воздействие и на экономическую политику. На фоне признания груза накопленных структурных проблем и неблагоприятных перспектив были намечены важные меры экономической политики. Началась проработка сценариев того, как преодолеть кризис плохих долгов, сегментировать убыточные сельхозпредприятия и проч.

Несмотря на то что официальный прогноз не стал базисом для ожиданий, в этом документе появился новый смысл. Полагаю, он стал важным маркером готовности экономических властей признавать и решать накопившиеся структурные проблемы.

Заложенные в прогноз на 2018 год темпы прироста выпуска, на мой взгляд, также завышены. Во многих исследованиях отмечается, что в нынешней ситуации потолком роста для национальной экономики является темп в 1—2 %. В прогнозе рост на 3,4 % пытаются обосновать обтекаемой формулировкой о создании новых, высокопроизводительных рабочих мест. Она кочует из документа в документ с 2012 года, хотя де-факто таких мест в экономике создается очень мало. Каких-либо новаций, которые позволили бы поверить в скорое массовое появление высокопроизводительных рабочих мест, в обосновании прогноза нет. Поэтому неясно, откуда же возьмется высокий, по нашим меркам, темп прироста выпуска.

В проекте прогноза подобных противоречий довольно много. Поэтому, на мой взгляд, документ в целом является сигналом властей о нацеленности на консервацию нынешней ситуации. В таком случае прогнозные цифры — попытка найти компромисс между желаемыми темпами роста в 6—7 % в год и реалистичными — в пределах 2 %. Поэтому к цифрам в прогнозе не следует относиться чересчур серьезно. В конкретно взятом году маятник может качнуться в направлении реалистичности, и прогноз может совпасть с реальностью, однако в последующие периоды маятник неизбежно качнется в другую сторону. В среднесрочной перспективе такой сценарий означает сохранение стагнации.n

Подписка на ВВП + Правительство + Крук
29 августа 2017
Такие темпы позволят выполнить показатели, доведенные на пятилетку.
21 августа 2017
Темп роста белорусской экономики ускорился, но все еще остается слабым, чтобы заявлять об успехах. Мы вновь «выезжаем» на конъюнктурных факторах.
16 августа 2017
Сегодня состоялось заседание президиума Совмина, на котором обсуждался проект прогноза на 2018 год.
16 августа 2017
Согласно первой оценке Белстата в январе-июле он вырос на 1,1%.
05 августа 2017
Экономика Беларуси выходит из затяжной рецессии, растут все контрольные показатели, кроме доходов населения, констатировало на неделе правительство.

Страницы