Сентябрь 11, 2018
Сергей ЧАЛЫЙ

Заявления российских чиновников о поставках нефтепродуктов в Беларусь — попытка закамуфлировать нерешенную проблему, которую сами же россияне и создали.

Глава российского Минэнерго Александр Новак 3 сентября заявил о том, что «поставки нефтепродуктов в Беларусь будут в 2019 году резко сокращены. Экономической целесообразности в них нет, потому что они просто могут реэкспортироваться».

В свою очередь, глава налогового департамента Минфина РФ Алексей Сазанов заявил, что «сокращение объемов будет проведено до завершения налогового маневра в российской нефтяной отрасли. Ведь Россия несет существенные экономические потери от поставок нефтепродуктов в Беларусь. Поставки могут быть снижены примерно в десять раз — с текущих 2 млн т в год до 100—300 тыс. т в год».

Риторика россиян не нова. Подобные заявления (о «субсидиях», «потерях», «дотациях») повторяются при любом экономическом споре между Минском и Москвой и являются подменой понятий, потому как субсидии и дотации — это совершенно конкретные вещи, которые прописываются в бюджете РФ и ежегодно утверждаются. Все остальное — вопросы взаимной торговли, регулируемые международными договорами.

Когда россияне говорят о том, что Минфин РФ что-то там посчитал и они столько-то теряют от беспошлинной торговли с Беларусью, к таким оценкам нужно относиться с долей скепсиса: они не теряют ни рубля. Это то же самое, что сказать, что бюджет России потерял от беспошлинной торговли между Уренгоем и Пензой.

Нет никакой международной торговли между странами, образовавшими единое экономическое пространство. Даже не ЕАЭС, а ЕЭП — общий рынок, созданный 1 января 2012 года, в который входят Беларусь, Казахстан и Россия, ранее, 1 июля 2010 года, создавшие Таможенный союз. Работает закон единой цены, и никаких пошлин в отношении стран, входящих в это образование, быть не может. Если же россияне расценивают отсутствие пошлин как потери, то им вовсе не стоило ввязываться в интеграционные образования.

Все эти разговоры — производная от проблем с бюджетом, которые есть в самой России, иначе не было бы скандального повышения пенсионного возраста, из-за чего миллионы россиян готовы выйти на улицы. Вот чиновники и смотрят, где бы еще что-нибудь сократить.

Проблема в том, что есть буква и дух любого экономического союза, и ЕАЭС не исключение. Нет никакой «внешней торговли» в экономическом союзе, и попытки усидеть на двух стульях выглядят неуклюже. Когда Россия рисует некие экономические объединения, настаивает на свободном перемещении рабочей силы, капитала и товаров и при этом начинает говорить о потерях от беспошлинной торговли с Беларусью, возникает закономерный вопрос: а зачем было союзный огород городить?

Ноги очередного витка конфликта растут из налогового маневра РФ. Причина в том, что Россия придумала механизм, который попросту уничтожает конкуренцию на рынке нефтепродуктов внутри союза. Возражения белорусской стороны по этому поводу и вызвали волну возмущения.

Суть в том, что из бюджета российским НПЗ возвращаются деньги (в виде «отрицательного акциза») от потерь из-за налогового маневра. Это вопиющая ситуация: повышается налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), причем для всех покупателей, не только российских, однако часть денег, полученных с помощью НДПИ (их платят в том числе белорусские НПЗ), идет на то, чтобы спонсировать собственные нефтеперерабатывающие заводы РФ.

Чего же хотят добиться россияне? Быть в экономическом союзе и не платить за это. Россказни о «потерях» и «дотациях» — это радикализация своей точки зрения накануне переговоров по вопросу о компенсации потерь из-за нало­гового маневра РФ, который непре­менно поставит белорусская сторона. Чтобы потом сойтись где-то посередине. Предположу, что белорусская сторона располагает более сильными аргументами, потому что экономическая логика — на нашей стороне. Вопрос в том, как мы разыграем свои карты.

Понятно, что в ответ на наши предложения Россия может сказать: мы не хотим. Тогда надо поставить вопрос ребром: что это за экономический союз, который не работает? есть ли в нем смысл, если российская сторона открыто говорит: нет, мы не будем соблюдать его базовые принципы, букву и дух функционирования любого экономического союза? Если нет, тогда давайте закроем его и не будем делать вид, что он есть. Вот о чем должна идти речь, а не о «субсидиях», «дотациях» и «поставках». Думаю, переговоры завершатся в нашу пользу, потому что правда на нашей стороне.

Подписка на Все
22 сентября 2018
Министерство антимонопольного регулирования и торговли Беларуси подготовило и вынесло на общественное обсуждение на своем сайте проект постановления правительства, вносящего изменения в правила продажи товаров при осуществлении розничной торговли по образцам.
22 сентября 2018
Поставки от белорусских НПЗ, на которые приходится 81% всего украинского импорта бензинов, за 8 месяцев текущего года сократились на 13,4%.
21 сентября 2018
В ЕАЭС нужно внедрять и развивать механизм безбумажной торговли, заявил первый заместитель премьер-министра Беларуси Александр Турчин на заседании объединенной коллегии таможенных служб государств - членов Таможенного союза в Минске в пятницу.
21 сентября 2018
Проект бюджета Беларуси на 2019 год рассчитан с учетом среднегодового курса доллара в 2,216 рубля.
21 сентября 2018
Международное рейтинговое агентство Fitch понизило прогноз роста мировой экономики на 2019 год на 0,1 процентного пункта (п.п.) - до 3,1%.
21 сентября 2018
Владимир Путин предложил белорусскому коллеге обсудить и урегулировать вопросы и споры, возникшие у сторон в сфере сельского хозяйства и энергетике.

Страницы