Май 31, 2018
Александр ШВЕЦ, председатель Республиканского союза промышленников и предпринимателей

Промышленная кооперация в Беларуси полноценно не развивается. В таких условиях трудно рассчитывать на снижение производственных издержек и рост конкурентоспособности продукции.

Крупные машиностроительные предприятия Беларуси продолжают жить «натуральным хозяйством», стараясь максимально локализовать производство продукции на собственных мощностях. В лучшем случае они что-то отдают на аутсорсинг предприятиям холдинговой структуры, в которую входят. Таким образом, выгоды кооперации, которыми пользуются сотни тысяч компаний во всем мире, остаются недосягаемыми для белорусского производственного бизнеса.

На наш взгляд, развитию связей между крупными государственными и малыми частными компаниями препятствуют два обстоятельства. Первое — социальные установки. Активная передача производственных заказов на аутсорсинг может привести к сокращению рабочих мест на предприятиях-контракторах. При этом на государственном уровне перед директорами крупных, валообразующих компаний поставлена задача не допустить социального взрыва. Следовательно, выбирая между снижением производственных издержек и сохранением рабочих мест (даже при наличии указа № 78, который доводит задание снизить себестоимость на четверть), директор предпочтет сохранение собственного коллектива.

Второе обстоятельство — перекосы в системе госконтроля. Если государственное предприятие передало заказ на частный заводик, то первая мысль, которая приходит в голову проверяющему: директор куплен. Во что для руководителя госкомпании выльется подобная сделка, никто не может прогнозировать.

Да, можно привести успешные примеры кооперации частных и государственных предприятий, но это скорее исключения, чем распространенная практика.

Кто ответит за промышленную политику? Не так давно президент раскритиковал руководство «Беллегпрома» за отсутствие четкой отраслевой политики: концерн печется преимущественно о подведомственных компаниях. Полагаем, подобную критику можно адресовать практически всем отраслевым министерствам и ведомствам. По этой причине мы настаиваем на том, чтобы Министерство промышленности, сегодня отвечающее за работу крупных подведомственных компаний, было трансформировано в Министерство промышленности и развития, которое займется формированием отраслевой политики, будет создавать благоприятные рамочные условия для всей отрасли, в том числе содействовать развитию кооперации между крупными и малыми предприятиями.

Укрепление производственных связей между государственными и частными компаниями особенно актуально на фоне отсутствия полноценной приватизации в промышленном секторе. Передаваемые на аутсорсинг заказы могут стать почвой для роста частных производственных компаний, наиболее устойчивых к макроэкономическим шокам и конкурентоспособных.

ГЧП на низком старте. К сожалению, некоторые крупные инвестиционные проекты, реализованные в последние годы на государственных предприятиях, привели не к тем результатам, на которые рассчитывали в высоких кабинетах. Возьмем, например, деревообработку. После завершения модернизации стоимостью в сотни миллионов долларов на крупных ДОКах, Банк развития был вынужден взять их, по сути, в антикризисное управление.

Почему так произошло? На наш взгляд, по причине допущенных ошибок при оценке рынков: все рассчитывали на их рост и не учитывали падение. Вероятно, стратегия модернизации ДОКов была бы более жизнеспособной, если бы к ее разработке и реализации привлекли мировых лидеров деревообработки. Понятно, что лучше прибыль разделить на двоих, чем пожинать убытки одному.

Государство может инициировать проекты в тех или иных отраслях, но ему совсем необязательно самостоятельно их реализовывать. Достаточно предоставить ресурсы, например землю, и создать благоприятные условия для инвесторов. Пусть они сами привлекают средства, берут на себя риски и управляют ими, подбирают оптимальные технологии.

С помощью ГЧП мы могли бы не только строить дороги (пилотный проект связан с обустройством участка трассы М10), но и реализовывать различные проекты в промышленности, тем самым подготавливая почву для развития частного бизнеса.

Экспорт как лакмусовая бумажка. Конечной целью преобразований является повышение устойчивости промышленного сектора с выходом на положительное сальдо внешнеторгового баланса товарами (как условие макроэкономической стабильности). Пока сальдо у нас отрицательное, и его не исправить экспортом только лишь сырьевых позиций, таких как калийные удобрения или нефтепродукты. Нужен вклад перерабатывающей промышленности, основанный на укреплении ее конкурентоспособности.

В этом году мы наблюдаем конъюнктурное восстановление показателей на фоне оживления спроса на традиционных рынках сбыта. Казалось бы, самое время начать долгожданные реформы в вопросах кооперации, приватизации (не огульной, а точечной и эффективной), привлечения инвесторов. Увы, мы не видим готовности к реальным сдвигам в этих вопросах, притом что их обсуждение уже набило оскомину. Трактор белорусской промышленности продолжает двигаться тем же курсом и с прежней скоростью. Ключевые отраслевые решения принимаются узким кругом лиц без должной дискуссии. Похоже, понимание перемен пока не пришло.

Между тем не стоит забывать, что рост мировой экономики цикличен. Очередной период замедления или даже спада — это лишь вопрос времени. Есть риск, что нереформированная белорусская промышленность попросту не переживет нового кризиса либо перейдет в более низкую лигу региональных игроков.

Подписка на промышленная кооперация + промышленная политика
02 июня 2018
Правительство, вдохновленное восстановлением экономического роста, считает, что сделало все возможное для стабильного развития, и не планирует корректировать промышленную политику. Международные эксперты предупреждают, что кризис может повториться.
31 октября 2017
Основные доходы белорусской экономике приносят сырьевые товары. Чтобы не остаться на обочине цивилизации, стране нужно корректировать промышленную политику.