Декабрь 12, 2016
Валерий Алексеев

Собеседники «БР» — председатель совета учредителей Межотраслевого научно-внедренческого центра энергосбережения «Энерготехно», один из основателей Виктор Букато и нынешний директор компании Игорь Лысоиванов — как раз и являются воплощением ее истории: сплавом опыта и молодости.

— ООО «МНВЦЭ «Энерготехно» было зарегистрировано 10 декабря 1991 года, через два дня после того как в Вискулях были подписаны Беловежские соглашения, положившие конец существованию СССР. Вы специально подгадали?

Виктор Букато: Отчасти совпало. Уже в октябре 1991-го стало понятно, что Советский Союз разваливается полностью и окончательно. Проектные институты приходили в упадок, «оборотистые» деятели уже начинали растаскивать народное добро. Тогда я возглавлял отдел, в котором работали 42 человека. Что делать? Возникла шальная мысль отделиться от института и создать свою фирму. Предполагаемых соучредителей пришлось долго уговаривать. Все люди уже в возрасте, некоторым было за пятьдесят, а тут собственное дело, нужно было встать, так сказать, на капиталистические рельсы и поехать в неизвестность без гарантии зарплаты, успеха…

В конце концов, набралось шесть человек, которые основали «Энерготехно», но для большей уверенности 52 % пая мы отдали институту «Авторемпромпроект». Двадцать пятого ноября подписали протокол собрания учредителей, а 10 декабря получили регистрацию в Первомайском райисполкоме Минска. Так и началась наша история.

Потом было многое: люди приходили и уходили, фирма росла, развивалась. Пусть миллиардерами мы не стали, но удержались на плаву и имеем хорошую репутацию в Беларуси. Сегодня у нас молодой коллектив, молодой руководитель. Им выстраивать деятельность компании в течение следующих 25 лет.

— Что удалось сделать за четверть века?

В. Б.: Все 25 лет мы преданно служим идее энергосбережения: занимаемся энергетическим аудитом предприятий, проектированием котельных, источников энергии, инженерных сетей (теплоснабжение, водоснабжение, газоснабжение, канализация, электросети). Около 80 % нашего бизнеса — проекты котельных. Компания принимала самое активное участие в переводе котельных на местные виды топлива. Мы раньше других последовали призыву государства, касавшемуся их внедрения.

Одно из интересных направлений — котельные на отходах зернолущения. Мы, наверное, единственная организация в стране, которая массово делает такие проекты. Во время переработки зерна на комбинатах хлебопродуктов образуется множество отходов: шелуха, удаляемые при очистке сорные примеси. Раньше их просто вывозили в отвалы, а организации уплачивали штрафы. А ведь это бесплатное топливо, которое может закрыть потребности комбината в тепловой энергии. Экономично и экологично, можно сказать, возобновляемый источник энергии. На выходе после сжигания получается пепел, который можно использовать в качестве удобрения. Мы сделали такие котельные в Калинковичах, Слуцке, Орше…

Игорь Лысоиванов: Это только одно из направлений нашей работы. Есть у нас и большие проекты. Например, сейчас мы являемся основным проектировщиком по реконструкции ТЭЦ в Калинковичах. Это и котельная на 55 МВт, из них 15 МВт на местных видах топлива, остальное на газу, и электрогенерирующие мощности на собственные нужды, и реконструкция сетей.

Считаю, мы сделали много хорошего, когда помогли нашим крупным предприятиям внедрить когенерацию. Мы разрабатывали проекты для БМЗ, «Гомсельмаша», «Могилевэлектродвигателя». Мини-ТЭЦ на газу позволяют вырабатывать электрическую и тепловую энергию одновременно. Причем эта энергия получается весьма дешевой: 6—7,5 цента за 1 кВт*ч. Предприятия, которые поставили у себя такие когенерационные установки, действительно экономят деньги. Правда, в последнее время таких работ становится меньше.

— Сказывается строительство АЭС? Ведь после ее ввода в эксплуатацию в энергосистеме страны многое изменится…

В. Б.: Это уже сказывается на нашей загрузке. Заказчики стали осторожнее относиться к новым проектам. Раньше местные виды топлива проходили на ура, теперь уже нет. Еще недавно, если мы проектировали котельную, клиенты всегда заказывали когенерацию, теперь этого тоже нет, поскольку реальной стала угроза переизбытка электроэнергии.

И. Л.: Отчасти это действительно так. Однако изменения на рынке проектных услуг я связал бы не только с АЭС, но и с общим состоянием экономики. Ведь что такое АЭС? Это 2000 МВт установленной мощности обоих блоков, что только частично закрывает потребность Республики Беларусь в энергии. Не нужно забывать о том, что в стране проведена практически 100-процентная газификация и что многие источники тепловой энергии переведены на местные виды топлива. То есть они будут эксплуатироваться и дальше, модернизироваться и реконструироваться. Появление АЭС обеспечит новые проекты по ее интеграции в энергосистему Беларуси, может быть, по переводу газовых котельных на электрические. Правда, как правило, такие работы получают проектные институты, частный бизнес в них не пускают.

— Вы имеете большой опыт в сфере теплоснабжения. Насколько эффективно оно в Беларуси?

В. Б.: Вопрос в каком-то смысле философский. У нас централизованное теплоснабжение. Построены мощные сети, которые не везде хорошо изолированы, в результате они являются источниками теплопотерь. В Европе теплоснабжение нередко децентрализованное. У нас также постепенно идут по этому пути, ведь никто не хочет на 100 % оплачивать тепло, которое теряется по пути до дома. Новые жилищные кооперативы нередко строятся с котельными, которые будут обслуживать только входящие в кооперативы дома. Это правильная тенденция, но изменение системы в целом требует очень больших инвестиций.

И. Л.: Денег на это, как известно, нет. Поэтому с АЭС или без нее в ближайшие 10—15 лет никто радикально ломать действующую систему теплоснабжения не будет.

В. Б.: В Беларуси ведется в целом хорошая работа по энергосбережению. Энергозатраты на выработку единицы продукции мы снизили в два раза по сравнению с началом 90-х. Правда, от самых передовых государств, в частности от Скандинавских стран, мы пока отстаем. Трудность сегодняшнего дня в том, что все наиболее очевидные недостатки в плане энергоэффективности уже устранены. Дальнейший прогресс требует довольно тонкого «тюнинга» и серьезных инвестиций.

— Какова сейчас ситуация на рынке?

И. Л.: Конкуренция очень большая. Строительство в стране росло в основном за счет жилищного сектора при государственном субсидировании. Сейчас субсидии сократились, строительная отрасль падает, наверное, сильнее всех, что сказывается и на рынке инжиниринговых услуг. Мы ведь тоже завязаны на объемы строительства.

Наверное, лучше всего положение дел в этой отрасли характеризует ситуация с тендерами. Стоимость проектных работ у нас регламентирована: государство определяет сколько человеко-дней нужно на проектирование, например, котельной и устанавливает максимальные расценки на человеко-день. Раньше мы давали в тендерах понижающий коэффициент 0,7 к нормативной стоимости работ и считали, что это хорошая уступка. Теперь, чтобы гарантированно победить в тендере, нужно выставлять коэффициент 0,25—0,3.

В. Б.: Начало года выдалось непростым: с января по апрель заказов практически не было. К лету положение улучшилось. Ситуацию на рынке заказчики также стремятся обратить в свою пользу и настаивают на отсрочке платежей. В итоге может случиться так, что работу ты сделал весной, а плату за нее получишь в декабре.

И. Л.: Меньше стало и заказчиков, особенно состоятельных. Если мы посмотрим на icetrade, кто является основным заказчиком тендеров, то увидим, что сейчас очень мало промышленных предприятий, в основном ЖКХ, а ЖКХ — это сложный заказчик и в плане расчетов, и в плане взаимодействия.

— Возможно, выходом для белорусских компаний может стать экспорт?

И. Л.: Думаю, строительные организации действительно найдут себе работу на рынке России, как это было в предыдущие годы. Правда, есть один нюанс: раньше в Беларуси национальная валюта девальвировалась, а российский рубль оставался стабильным. Отечественный бизнес терял в валютных доходах в Беларуси, но всегда мог восполнить их за счет российского рынка.

Теперь же национальная валюта РФ просела, а российские компании в меньшей степени привязаны к доллару, поэтому их услуги становятся дешевле белорусских. Из-за колебаний курсов ситуация быстро меняется. Сегодня нам выгодно работать на РФ, а через неделю снова становится выгоднее в Беларуси. Время действительно непростое.

— Что же делать?

И. Л.: Не хочу хвастаться, но, несмотря на все трудности, мы растем, пусть и медленно, и по объемам выручки, и по размеру портфеля заказов. Нужно оставаться конкурентоспособными, делать свою работу качественно и по адекватной цене. Из чего складывается конкурентоспособность? В нашей сфере играет роль компетенция специалистов. Они у нас есть: мы аккредитованы для выполнения работ первой категории сложности. Способность предложить свежее решение — это мы тоже в состоянии сделать. Ну и, наверное, нужно немного удачи.

 

Справка «БР»

ООО «Межотраслевой научно­внедренческий центр энергосбережения «Энерготехно» — инжиниринговая компания, специализирующаяся на проектных работах в сфере энергетики, теплоснабжения, энергосбережения. 

Подписка на Все
24 мая 2018
Курсы доллара и евро изменились незначительно
24 мая 2018
Сообщение пресс-службы не содержит подробностей
24 мая 2018
Президент выступает на конференции «Восточная Европа: в поисках безопасности для всех».
24 мая 2018
Его объем достигнет 46 тыс. штук.
24 мая 2018
Заменить освещение планируется в течение ближайших лет.

Страницы