Август 07, 2017
Вячеслав МИЦУРА

Мебельный бизнес Беларуси способен выдержать конкуренцию на внешних рынках, однако многим предприятиям необходимо укрепить дисциплину поставок, считает директор УП «Явид» Дмитрий ЯВИД.

— Дмитрий Александрович, как вы оцениваете условия для увеличения экспорта отечественной мебельной продукции?

— На мой взгляд, условия неплохие. Если же говорить о проблемах, то они общие для всего производственного сектора: доступ к кредитным ресурсам, колебания курсов валют, кадры и т. п. С большинством подобных трудностей сталкиваются практически все наши страны-соседки, поэтому перечисленные проб­лемы не оказывают принципиального влияния на экспортный потенциал Беларуси.

Если сделать сравнительный анализ по всему производственному сектору, то мебельный сегмент показывает хорошие экспортные результаты на вложенный капитал. Во всяком случае налицо позитивная тенденция как с точки зрения товарооборота, так и развития отрасли в целом.

— Согласно вашим предыдущим оценкам, спрос на российском рынке мебели восстанавливается более активно по сравнению с белорусским. Как оцениваете текущее состояние рынка РФ и каковы его ближайшие перспективы?

— Безусловно, на российском рынке отмечается положительная тенденция. Однозначно, он восстанавливается более активно, чем белорусский. Причем в РФ не только восстановился покупательский спрос, но и изменилась поведенческая стратегия потребителя. Соответственно, приходится изменять подход к маркетингу и сбыту, а это путь проб и ошибок: кому-то удается пройти его быстро и недорого, а кому-то нет.

Мои ожидания относительно российского рынка позитивные. Не думаю, что он будет расти опережающими темпами, но в том, что рост будет, уверен.

— Можем ли мы успешно продавать и в другие страны, а не только в Россию? При каких условиях?

— Конечно, можем. И продаем! Чтобы продавать больше, надо иметь больше возможностей для развития, прежде всего финансовых. Высокие кредитные ставки, на мой взгляд, очень серьезная проблема. Радует, что в последнее время заемные ресурсы начали дешеветь.

Вторая серьезная проблема — кадры. Очень трудно найти компетентного сбытовика, логиста или управленца, способного эффективно работать на международном уровне. Зачастую белорусские предприятия не могут предложить подобным специалистам достойную зарплату, и те уезжают работать за границу. Получается своеобразный замкнутый круг. Остается надеяться, что со временем наши компании смогут улучшить свое финансовое положение, чтобы повысить зарплаты до международного уровня.

— В различных странах, в том числе в России, мебельный ретейл постепенно смещается в сторону крупных торговых центров. Хватает ли у белорусских компаний ресурсов, чтобы зацепиться за этот канал продаж? Все-таки вхождение в ТЦ, как правило, сопряжено с повышенными расходами.

— Крупные торговые центры, в которых можно арендовать площади под небольшой магазин, — это один из основных каналов продаж отечественных мебельщиков. Действительно, надо много ресурсов, чтобы зацепиться за этот сегмент ретейла.

Если рассматривать крупные торговые центры, работающие по принципу IKEA, то и в этом случае есть множество успешных примеров среди белорусских компаний. За последние три года в РФ подобные торговые центры заметно увеличили долю российской и белорусской мебели. Это происходит потому, что в приоритете у этих операторов рынка находится цена продукции.

— Как вы оцениваете перспективы вхождения отечест­венных мебельных фабрик в производственные цепочки крупных транснациональных корпораций?

— Белорусские фабрики уже более десяти лет делают мебель для IKEA. В производственную цепочку этого международного гиганта мы смогли войти в основном благодаря дешевой рабочей силе, а не высокой квалификации. Поэтому вопрос надо поставить, скорее, так: когда белорусская мебельная промышленность будет работать с той же финансовой, производственной, маркетинговой и логистической эффектив­ностью, что и мебельная промышленность развитых стран?

Ответ на этот вопрос, на мой взгляд, таков: мы сможем высокоэффективно работать тогда, когда у нас будет хорошее высшее образование по всем востребованным направлениям. Система высшего образования Беларуси ежегодно выпускает только около ста инженеров для мебельной промышленности. Зная ситуацию довольно хорошо, отмечу: если теоретическая подготовка осталась на достойном уровне, то знания выпускников о современном оборудовании слабые.

Что касается остальных направлений (финансы, маркетинг, логистика), то в способность наших высших учебных заведений подготовить качественных специалистов-стажеров я не верю. Ситуация, когда за десятидневный курс частная бизнес-школа дает больше знаний, чем университет за пять лет, на мой взгляд, это просто катастрофа. Пока у нас не будет нормальной подготовительной базы, говорить о высокоразвитой промышленности рано.

— Возможно ли формирование трансграничных кластеров, в рамках которых можно было бы производить, скажем, ножки для столов и поставлять их на конвейер партнерской компании в Польше?

— Не вижу необходимости формировать в мебельной промышленности именно кластерную систему, так как затраты на транспорт не являются для нас определяющими. Куда более важен доступ к кредитным и людским ресурсам, а также наработанные связи.

Многие отечественные производства специализируются на выпуске заготовок и полуфабрикатов, которые продаются в Польшу, Россию. Почему наша мебельная промышленность работает по такой схеме? В чем экономическая эффективность? Все просто: у нас дешевле ресурсы — лес и рабочая сила. Поэтому нам удается встроиться в эту цепочку.

Есть еще один вариант работы в рамках производственной кооперации: приобретается дорогое, высокопроизводительное оборудование для выполнения специализированной операции, на котором продукция изготовляется быстро, качественно и дешево. Примером такого разделения труда является Италия.

Возьмем операцию по на­несению глянцевого лака УФ-отвержде­ния на кромку мебельных фасадов. Оборудование для подобной операции стоит как минимум несколько сотен тысяч евро, а если речь идет о высокопроизводительном оборудовании, то более полумиллиона евро. Так вот в Италии есть всего несколько предприятий, выполняющих подобные операции, однако в числе их заказчиков практически все мебельные фабрики этой страны. Производственная кооперация позволяет выпускать заготовки качественно и по относительно низкой цене.

В нашей стране такой уровень производственной кооперации пока недостижим. Виноваты не только дорогие кредиты, ограничивающие возможности модернизации. Еще более веская причина: у многих субъектов хозяйствования нет понимания профессиональной репутации и важности ее сохранения. В Беларуси срыв сроков поставки или оплаты не считается тяжелым ударом по репутации. Отгрузка бракованного товара также не рассматривается как серьезный просчет, особенно если поставщик согласился бесплатно поменять товар по рекламации. Я не говорю о всех фабриках, но такое позволяют себе не менее 80 % игроков рынка. Все уже настолько привыкли к срыву контрактных обязательств, что, к моему глубочайшему сожалению, это превратилось в повседневность.

 

Подписка на Явид + мебель + деревообработка
11 сентября 2018
Порой необязательно ввязываться в сложную и дорогостоящую модернизацию, чтобы получить продукт с высокой добавленной стоимостью. Хорошую прибыль можно зарабатывать и на простых технологических процессах. Главное — рационально распорядиться сырьем. Такое мнение в интервью «БР» высказал генеральный директор Республиканской лесопромышленной ассоциации Валерий АЛЕКСАНДРОВИЧ.
13 июля 2018
Международный бизнес-форум «Состояние и перспективы развития внешнеэкономической деятельности предприятий деревообрабатывающей промышленности Республики Беларусь» пройдет в Минске 26 сентября. Мероприятие состоится в Футбольном манеже в рамках выставки «Деревообработка».
31 мая 2018
Это может существенно повлиять на затраты перерабатывающих предприятий. Предложение не прошло. Пока.
21 мая 2018
Об этом заявил председатель правления Банка развития Сергей Румас.
26 апреля 2018
В прошлом году они выросли более, чем в два раза.
04 апреля 2018
Растущее мировое потребление этой продукции способствует таким планам.

Страницы