Сентябрь 21, 2017
Евгений КАРПАС

О своем предприятии, потребительском спросе, проблемах, с которыми сталкиваются представители малого бизнеса в Беларуси, и особенностях работы в технопарке «БР» рассказал директор ООО «МебельНИК» Николай НИКОЛАЕЧКИН.

— Расскажите о вашем предприятии: с чего все начиналось, почему именно мебель, почему «МебельНИК»?

— Наше предприятие начиналось как ИП. Я открыл его в 2001 году. А до того времени несколько лет трудился на частной мебельной фабрике, но профессио­нального удовлетворения не чувст­вовал. Там мы делали типовую мебель по утвержденным стандартам, каждый работник отвечал за конкретную операцию на производстве. У меня не было простора для творчества. Поэтому решил открыть собственное предприятие. Более десяти лет работал один. В 2013 году создали с женой ООО «МебельНИК». Сейчас, кроме меня с супругой, на предприятии трудятся еще два мастера.

Заказы в основном местные: Витебск и область. Иногда бывают и столичные клиенты. В последнее время люди хотят не только отремонтировать мебель и поменять ее обивку, но и сделать уникальным, не таким, как у других, дизайн. В этом мы и помогаем. Большая часть заказов связана с переделкой старой мебели во что-то неординарное, можно сказать, дизайнерское.

Название предприятия состоит из первых трех букв моего имени и слова, обозначающего то, что мы делаем, — мебель.

— Дизайнерская мебель — сложная в исполнении продукция. Где берете кадры для производства?

— В основном через знакомых. Работники необязательно должны иметь профильное образование. Главное, чтобы у людей были желание научиться и стремление работать. Своих мастеров я обучал сам, подбирал таких ребят, которым интересно делать что-то необычное. Часто мы садимся и додумываем то, что предложил клиент, прикидываем, как лучше сделать с конструкторской точки зрения.

— Изготовление любой нетиповой и несерийной продукции — дело дорогостоящее. Рентабельно ли такое производство? Велик ли платежеспособный спрос?

— Конечно, всегда хочется зара­батывать больше. Каждый месяц рентабельность разная, конкретные цифры не подсчитывали. Обычно спрос немного падает в конце весны — начале лета, пик наступает осенью — зимой, перед Новым годом, когда люди обновляют мебель.

В нашем городе зарплаты у людей небольшие, поэтому предоставляем рассрочку. Раньше, лет пять назад, платежеспособность клиентов была гораздо выше. Чаще заказывали дорогую мебель. Падение спроса связываю с экономическим кризисом в стране. Для увеличения доходности предприятия в ближайшее время планирую искать клиентов в Минске и России.

— Какова структура выручки по видам мебели? Что наиболее прибыльно, а что больше для души и ассортимента?

— Самыми прибыльными являются обычные заказы на ремонт и перетяжку мебели, на них тратится меньше времени и сил. Таких заказов большинство. Изготовлять нечто оригинальное из обычной мебели — творческий процесс, который тре­бует экспериментов с материалами и фурнитурой. Производство инновационной, эксклюзивной мебели, такой, какую в Витебске больше нигде не выпускают, — это дело для души. Например, недавно мы сделали диван, напоминающий автомобиль. В его корпус встроили оптику автомобиля — обычные фары и противотуманные, сделали подсветку днища. На изготовление такой эксклюзивной мебели уходит до полутора недель.

— Как у вас обстоят дела с фурнитурой и комплектующими? Где приобретаете материалы? Складывается ли сотрудничество с отечественными поставщиками?

— Мы используем в основном импортную фурнитуру, покупаем ее в Витебске у посредников-­поставщиков. Ведь не все диваны можно комплектовать отечественной фурнитурой. Увы, белорусские производители тканей не поспевают за мировой модой. Клиенты капризные, каждому хочется выделиться как в одежде, так и в мебели.

— Можно ли говорить о том, что в нашей стране есть региональные рынки мебели, на которых погоду делают местные производители? С кем приходится конкурировать?

— В нашем сегменте «ремонт и перетяжка» конкурентов много. Хватает и тех, кто делает мебель в Витебске под заказ. Конкуренция — это хорошо, она стимулирует к улучшению работы. Мы берем качеством, а также индивидуальным подходом к каждому клиенту. Предлагаем рассрочку на оформление заказов, всевозможные акции. Например, с 15 августа по 15 сентября в связи с началом учебного года предоставляем 20-процентную скидку на ремонт и перетяжку мебели. Снизили маржинальность на мебели, чтобы быть конкурентоспособными. За счет этого выживаем.

Среди производителей погоду делают крупные государственные предприятия — прежде всего за счет большого объема и низкой цены. Однако как только их мебель ломается, люди идут к нам.

— Рецессия в экономике, падение объемов строительства закономерно привели к снижению спроса на мебель. Почувствовали ли вы это? Как предприятие прожило последние два года? Какова ситуация сейчас?

— Сегодня ситуация со спросом не так печальна, как сразу после резких скачков курса валют. Мы работаем в нише, в которой несколько проще пережить кризис. У нас нет складов готовой продукции, на нас не так сильно повлияла сложная экономическая ситуация. Хотя покупательная способность, конечно, упала.

— Что дает работа в технопарке? Вам предоставили особые условия?

— Арендная ставка для резидентов технопарка ниже, чем в среднем по городу. У нас хорошее местоположение: центральная часть Витебска, удобные подъездные пути. К тому же среди резидентов технопарка много предприятий, услугами которых мы пользуемся. Например, когда надо было встроить автомобильные фары в диван, нам не пришлось искать в городе соответствующего специалиста с оборудованием. Все нашлось в технопарке.

— Есть ли в Витебске объединения предпринимателей? Принимаете ли вы участие в их работе? Нужны ли, на ваш взгляд, бизнес-союзы, отстаивающие интересы частников?

— Сейчас в работе таких объединений участия не принимаем. Нам это ничего не дает, тем не менее считаю, что такие бизнес-союзы нужны. Предпринимателю или директору катастрофически не хватает времени на все. Если бы были такие объединения, в которых можно оперативно получать информацию о ведении бизнеса или в которых люди обмениваются опытом друг с другом, работать было бы намного легче.

— Как живется бизнесу в регионах? Ощущаете ли вы на себе неравный подход к частным и государственным компаниям, на который нередко жалуются предприниматели?

— Главная проблема, на мой взгляд, бюрократизм. Например, сейчас нам нужно открыть цех по производству готовой мебели. Для этого необходимо подготовить много документов и получить сертификаты соответствия. Это очень долгий и трудный процесс. Сертификацию соответствия осуществляют только две фирмы во всей стране. Они находятся в Минске и Жодино. Даже ЦСМ в Витебске не делают. Без данных документов не можем открыть производство. Да и стоят они недешево.

— Сейчас правительство готовит некий масштабный документ по раскрепощению бизнеса. Что бы вы хотели включить в него? Что, на ваш взгляд, самое важное для раскрепо­щения?

— Надо упростить и удешевить систему сертификации. К тому же нам не хватает информации о том, как правильно организовать производство. Считаю, нужен соответствующий портал со всеми необходимыми сведениями о подготовке документов по каждому сегменту бизнеса, чтобы предприниматели не искали информацию в разных источниках, порой чуть ли не наобум, не занимались бесполезной бумажной работой. Нынче в отношении малого бизнеса действует множество правил, которые трудно соблюдать.

— Расскажите о себе. Где учились, большая ли у вас семья, есть ли хобби, хватает ли на него времени, как предпочи­таете проводить свободное время?

— По специальности я технолог обувного производства. Моя семья — это жена и дочь. У меня с супругой общее хобби: мы увлекаемся автомобилями, любим ездить на машине, принимаем участие в соревнованиях по автоспорту. Времени не хватает, бывает, на работе задерживаюсь до 22:00. Свободные часы посвящаю семье и любимому хобби.

Подписка на мебель + производство мебели + малый бизнес
25 декабря 2017
На крупнейшем российском форуме «Мебель­-2017» белорусская компания «Явид» завоевала сразу две престижные награды.
16 ноября 2017
Евразийская экономическая комиссия планирует расширить список товаров, которые необходимо маркировать при обращении на рынке ЕАЭС. Контрафакта станет меньше, соглашаются эксперты, но малому бизнесу придется уйти из некоторых товарных ниш.
17 октября 2017
Белорусские мебельные фабрики заметно подтянулись в вопросах дизайна. По крайней мере, сократился разрыв между лидерами и остальными производителями.
07 августа 2017
Мебельный бизнес Беларуси способен выдержать конкуренцию на внешних рынках, однако многим предприятиям необходимо укрепить дисциплину поставок, считает директор УП «Явид» Дмитрий ЯВИД.
05 апреля 2017
Отложенный спрос на мебель начал стимулировать продажи, однако бурного их роста в стране ждать не стоит, полагает директор УП «Явид» Дмитрий ЯВИД.

Страницы