Сентябрь 11, 2018
Сергей ЧАЛЫЙ

Заявления российских чиновников о поставках нефтепродуктов в Беларусь — попытка закамуфлировать нерешенную проблему, которую сами же россияне и создали.

Глава российского Минэнерго Александр Новак 3 сентября заявил о том, что «поставки нефтепродуктов в Беларусь будут в 2019 году резко сокращены. Экономической целесообразности в них нет, потому что они просто могут реэкспортироваться».

В свою очередь, глава налогового департамента Минфина РФ Алексей Сазанов заявил, что «сокращение объемов будет проведено до завершения налогового маневра в российской нефтяной отрасли. Ведь Россия несет существенные экономические потери от поставок нефтепродуктов в Беларусь. Поставки могут быть снижены примерно в десять раз — с текущих 2 млн т в год до 100—300 тыс. т в год».

Риторика россиян не нова. Подобные заявления (о «субсидиях», «потерях», «дотациях») повторяются при любом экономическом споре между Минском и Москвой и являются подменой понятий, потому как субсидии и дотации — это совершенно конкретные вещи, которые прописываются в бюджете РФ и ежегодно утверждаются. Все остальное — вопросы взаимной торговли, регулируемые международными договорами.

Когда россияне говорят о том, что Минфин РФ что-то там посчитал и они столько-то теряют от беспошлинной торговли с Беларусью, к таким оценкам нужно относиться с долей скепсиса: они не теряют ни рубля. Это то же самое, что сказать, что бюджет России потерял от беспошлинной торговли между Уренгоем и Пензой.

Нет никакой международной торговли между странами, образовавшими единое экономическое пространство. Даже не ЕАЭС, а ЕЭП — общий рынок, созданный 1 января 2012 года, в который входят Беларусь, Казахстан и Россия, ранее, 1 июля 2010 года, создавшие Таможенный союз. Работает закон единой цены, и никаких пошлин в отношении стран, входящих в это образование, быть не может. Если же россияне расценивают отсутствие пошлин как потери, то им вовсе не стоило ввязываться в интеграционные образования.

Все эти разговоры — производная от проблем с бюджетом, которые есть в самой России, иначе не было бы скандального повышения пенсионного возраста, из-за чего миллионы россиян готовы выйти на улицы. Вот чиновники и смотрят, где бы еще что-нибудь сократить.

Проблема в том, что есть буква и дух любого экономического союза, и ЕАЭС не исключение. Нет никакой «внешней торговли» в экономическом союзе, и попытки усидеть на двух стульях выглядят неуклюже. Когда Россия рисует некие экономические объединения, настаивает на свободном перемещении рабочей силы, капитала и товаров и при этом начинает говорить о потерях от беспошлинной торговли с Беларусью, возникает закономерный вопрос: а зачем было союзный огород городить?

Ноги очередного витка конфликта растут из налогового маневра РФ. Причина в том, что Россия придумала механизм, который попросту уничтожает конкуренцию на рынке нефтепродуктов внутри союза. Возражения белорусской стороны по этому поводу и вызвали волну возмущения.

Суть в том, что из бюджета российским НПЗ возвращаются деньги (в виде «отрицательного акциза») от потерь из-за налогового маневра. Это вопиющая ситуация: повышается налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), причем для всех покупателей, не только российских, однако часть денег, полученных с помощью НДПИ (их платят в том числе белорусские НПЗ), идет на то, чтобы спонсировать собственные нефтеперерабатывающие заводы РФ.

Чего же хотят добиться россияне? Быть в экономическом союзе и не платить за это. Россказни о «потерях» и «дотациях» — это радикализация своей точки зрения накануне переговоров по вопросу о компенсации потерь из-за нало­гового маневра РФ, который непре­менно поставит белорусская сторона. Чтобы потом сойтись где-то посередине. Предположу, что белорусская сторона располагает более сильными аргументами, потому что экономическая логика — на нашей стороне. Вопрос в том, как мы разыграем свои карты.

Понятно, что в ответ на наши предложения Россия может сказать: мы не хотим. Тогда надо поставить вопрос ребром: что это за экономический союз, который не работает? есть ли в нем смысл, если российская сторона открыто говорит: нет, мы не будем соблюдать его базовые принципы, букву и дух функционирования любого экономического союза? Если нет, тогда давайте закроем его и не будем делать вид, что он есть. Вот о чем должна идти речь, а не о «субсидиях», «дотациях» и «поставках». Думаю, переговоры завершатся в нашу пользу, потому что правда на нашей стороне.

Подписка на Все
25 ноября 2008
Фактический запрет на проведение авансовых платежей по импортным контрактам стал первой официальной антикризисной мерой для "островка стабильности" под названием Беларусь.
25 ноября 2008
Поэтапную девальвацию белорусского рубля собирается проводить Нацбанк.
25 ноября 2008
У страховых организаций Беларуси падает прибыльНесмотря на значительный рост объемов страховой премии, собираемой белорусскими страховыми компаниями, их прибыль в текущем году заметно снизилась, что может осложнить привлечение ими иностранных инвестиций.
25 ноября 2008
Прошедшая неделя стала неделей разрешений со стороны НБ РБ в части проведения расчетов по импорту, уточняющих действие постановления № 165.
25 ноября 2008
Белорусские банки с 1 января 2009 года будут обязаны до заключения кредитного договора информировать своих клиентов о размере полной процентной ставки.
25 ноября 2008
С минимальными потерями из кризиса смогут выйти те предприятия, которые способны оценить изменения факторов, влияющих на эффективность их деятельности.

Страницы