Сентябрь 23, 2020

Кремль ищет новые способы удержания Беларуси

Поддержка Александра Лукашенко Кремлем не такая уж безоговорочная, как это могло бы показаться на первый взгляд.

Политолог, директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений СИВИЦКИЙ проанализировал итоги визита Александра Лукашенко в Сочи 14 сентября, где тот провел переговоры с президентом России Владимиром Путиным

— Повестка дня переговоров Владимира Путина и Александра Лукашенко состояла из двух блоков. Первый — это вопросы финансового сотрудничества, рефинансирования долга правительства Беларуси перед правительством России. Второй блок вопросов касался планов урегулирования политического кризиса в Беларуси. Если первый блок обсуждался во время открытой части переговоров, и Минску, по крайней мере на словах, удалось заручиться поддержкой Кремля, то второй блок обсуждался в закрытом формате.

Кредит в полтора миллиарда долларов, который пообещал Владимир Путин, в Беларусь не поступит. Эти деньги пойдут на рефинансирование задолженности перед Российской Федерацией. Никаких свободных средств Александру Лукашенко данный кредит не предоставляет, он будет направлен на поддержание макро­экономической стабильности в нашей стране. Такую тактику мы наблюдаем в последние годы: российская сторона если и предоставляла кредиты Минску, то только на рефинансирование долгов.

Второй блок вопросов намного интереснее, он связан с урегулированием политического кризиса в нашей стране, а именно так Кремль воспринимает происходящее в Беларуси. При этом он формально признал победу Александра Лукашенко. Но когда, с одной стороны, признается легитимным Лукашенко, а с другой — наличие глубокого политического кризиса, который требует диалога между Александром Лукашенко и гражданским обществом, то это говорит о том, что поддержка Кремля не такая уж безоговорочная, как могло бы показаться на первый взгляд.

Лукашенко привез на переговоры свой проект урегулирования кризиса, включающий план национального диалога с очень ограниченным кругом политических партий и общественно-­политических движений и намерение провести референдум по изменениям в Конституции предположительно в 2022 году. Этот план был направлен и в секретариат ОБСЕ, и в Москву, но очевидно, что Москву он не устраивает. Свидетельством этого является довольно интенсивный и напряженный переговорный процесс, который растянулся на несколько часов.

План Кремля для Беларуси тоже связан с конституционными преобразованиями, но по факту он предполагает смену режима — выведение Александра Лукашенко с политического поля, трансформацию конституционного строя, переход от сильной президентской республики к парламентско-­президентской или, в идеале, к парламентской. Дело в том, что именно Александр Лукашенко представляется в Москве как главный барьер на пути продвижения российских национальных интересов в Беларуси. Там считают, что Лукашенко блокирует любые инициативы Кремля, которые, с его точки зрения, не соответствуют интересам Беларуси. И это происходит на протяжении 26 лет, несмотря на пророссийскую риторику официального Минска.

Такая ситуация Кремль больше не устраивает, поэтому он ищет новые способы влияния и удержания Беларуси в своем геополитическом фарватере. Для этого сделана ставка на экспорт так называемой управляемой демократии, осуществление которого возможно с помощью организации транзита власти от Александра Лукашенко к какой-то другой политической силе, более приемлемой и договороспособной с точки зрения Кремля. В этой системе новых политических координат — наличия партий пророссийской ориентации (не в том смысле, что они будут сторонниками «русского мира» или вхождения Беларуси в состав России, а с точки зрения готовности выполнять стратегические обязательства перед Россией в рамках уже существующих договоров, как экономических, так и военно-политических), Лукашенко места нет.

Очевидно, что принять этот план Александр Лукашенко не может. Он не готов идти на такие стратегические уступки, и существует риск, что столкновение этих планов может привести к серь­езному конфликту между Минском и Москвой уже в ближайшие недели. Кремль ограничен во времени. Разрастающийся общенациональный протест и внешняя политическая обстановка, отмашка, данная ему Западом для принудительной демократизации Беларуси, «действуют» только до конца 2020 года. Но с нового года геополитическая обстановка может серьезно измениться, в частности может произойти смена власти в США, и с приходом демократов американские власти будут настроены более решительно по вопросам сдерживания России на постсоветском пространстве. Чтобы навязать Лукашенко свой план конституционной реформы, у Кремля остается очень мало времени.

Подписка на Все
01 марта 2021
Евразийский банк развития (ЕАБР) прогнозирует годовую инфляцию в феврале-марте в Беларуси на уровне 8-8,5% и не исключает дефицита ряда товаров на фоне решения правительства республики заморозить с 1 марта 2021 года цены на социально значимые товары.
01 марта 2021
«Беларусбанк» ввел с 1 марта лимит в размере 3000 белорусских рублей в сутки на некоторые операции, совершаемые только с реквизитами банковских дебетовых карт.
01 марта 2021
Отделение Великобритании от Евросоюза привело к проблемам в ряде отраслей экономики Соединенного Королевства.
01 марта 2021
Александр Лукашенко потребовал "выработать в глобальном плане политику ценообразования" за счет расширения сферы госрегулирования цен.
01 марта 2021
Александр Лукашенко, принимая с докладом председателя Комитета государственного контроля Василия Герасимова, поручил взять цены на лекарства на особый контроль.
01 марта 2021
Александр Лукашенко во время доклада председателя Комитета государственного контроля Василия Герасимова предложил рассмотреть вопрос о введении ответственности за получение зарплат в конвертах.

Страницы