Апрель 03, 2017
заместитель директора по науке Центра системного анализа и стратегических исследований НАН Беларуси Георгий ГРИЦ

Реструктуризация и модернизация экономики — постоянное требование президента и одна из важнейших задач правительства. Нельзя сказать, что ничего не делается. Тем не менее присутствуют некая неопределенность и инертность, что может иметь негативные последствия.

Затянувшаяся трансформация, чрезмерная глубина экономического спада, непонимание населением соотношения издержек и выгод от таких реформ могут привести к увеличению количества граждан, желающих их отмены, и в крайнем случае к политической нестабильности. По этой причине проведение структурных реформ зависит и от эффективности их администрирования со стороны всего госаппарата, включая местную власть.

Чтобы структурные реформы были эффективными, обычно их оформляют в виде программ и взаимосвязанных мероприятий. Как правило, такие программы поддерживаются одной либо несколькими международными и (или) региональными организациями, в нашем случае, например, МВФ и ЕФСР.

На первый взгляд, в Беларуси так и делают. Если бы не одно но, а именно качество администрирования чиновниками управленческих решений. «За семь последних лет ни один план по ВВП не исполнился. Речь идет не только о центральных органах власти, но и местных», — констатировал бывший помощник главы государства по экономическим вопросам Кирилл Рудый в своем некогда нашумевшем выступлении на экономической конференции. Статистика за 2015—2016 годы подтверждает эту негативную тенденцию.

С другой стороны, объем ежегодно проделываемой белорусскими чиновниками законотворческой работы впечатляет. Согласно данным портала pravo.by, только в 2016 году были приняты 501 указ, 1114 постановлений Совета министров, около 3000 документов министерств, ведомств и исполкомов. Выходит, что каждый рабочий день (всего было 255 таких дней) принималось по 18 нормативных правовых актов. Работа такого законодательного конвейера требует времени и внимания тысяч госслужащих, а в результате сотни тысяч часов рабочего времени, оплачиваемого за счет налогоплательщиков, расходуются вхолостую.

Анализ многочисленных планов, дорожных карт, комп­лексов и матриц мер, или, как их называли раньше, средне- и долгосрочных программных документов, часто содержащих одни и те же мероприятия, наводит на аналогию с древнеиндийским трактатом «Камасутра». Правда, в последнем описывалось всего 64 рецепта из «сферы чувственной и эмоциональной жизни», что сопоставимо со средним количеством мероприятий в каждом из указанных выше «программных документов». Если же оценивать оба блока по их результативности, то можно найти одну общую деталь — явное превалирование процесса над результатом.

Что же думают о сложившейся ситуации сами чиновники? В 2014 году по заказу информационного офиса «Беларусь в фокусе» было проведено исследование «Белорусский госсектор: ценности, ожидания и восприятие реформ». Самооценка отечественного чиновника впечатляет: он воспринимает свою профессию как общественно важную и значимую, а уровень дохода считает недостаточным.

Управленческие решения в системе госслужбы не учитывают опыт чиновника и локальную специфику его деятельности. У него нет возможности высказать свое мнение и повлиять на изменения, которые приходится внедрять в работу. Как следствие, у чиновника возникает чувство некоторой фрустрации по поводу своего социального положения. Дополнительное негативное воздействие оказывает падение престижа профессии чиновника, равно как и снижение зарплат на фоне увеличения нагрузок. Умение приспосабливаться к новым условиям воспринимается как профессионализм.

Интересно, что под реформами чиновники подразумевают постоянный процесс изменения законодательства и бюрократических процедур. Отсутствие обратной связи в системе принятия решений вызывает у них сдержанное недовольство.

В связи с этим ожидаемые указы о повышении эффективности госаппарата путем его сокращения, оптимизации управленческих функций и ограничения государственного вмешательства своевременны и ожидаемы. Причем желательно прописать все указанные меры в одном документе, а параллельно с сокращением штатов и упразднением ведомств пересмотреть и сократить их функции. В противном случае оптимизация может дать обратный эффект, что только усугубит назревшие проблемы.

 

Мнение опубликовано в в №12 газеты "Белорусы и рынок" от 01.04.2017. Оформить подписку.