Декабрь 27, 2017
Алесь ГЕРАСИМЕНКО

Белорусская экономика вернулась к росту после двух лет падения. Однако для выхода на траекторию устойчивого роста нужно продолжать реформы, считает почетный председатель Бизнес союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М. С. Кунявского (БСПН) Георгий БАДЕЙ.

— В уходящем году Беларусь преодолела рецессию. За десять месяцев ВВП вырос на 2 %. Мы впервые получили более-менее приемлемые показатели. Они свидетельствуют об обуздании потребительской инфляции: с начала года она сложилась на уровне 3,9 %. На 1,8 % мы приросли по инвестициям в основной капитал и даже вышли в небольшой плюс по реальным денежным доходам населения — на 0,4 %.

Впрочем, оценивая дина­мику макроэкономических показателей, нельзя не учитывать низкую базу 2016 года. Так, в прошлом году ВВП просел на 2,6 %, инвестиции в основной капитал — на 17,4 %, а реальные денежные доходы населения — на 6,9 %. Если привести данные за 2014—2016 годы, то станет еще грустнее. ВВП потерял 4,7 %, инвестиции упали на 37 %, реальные доходы населения — на 11,6 %. Так что пока мы не растем, а неуверенно пытаемся компенсировать упущенное в период затяжного экономического кризиса. Очевидно, что нам еще понадобится время, чтобы хотя бы вернуться на уровень трехлетней давности.

Особую озабоченность вызывают инвестиции. Без вложений не стоит рассчитывать на серьезный рост экономики. Кроме того, будет трудно создавать новые рабочие места и обеспечивать рост благосостояния граждан.

— Георгий Петрович, в последние годы эксперты БСПН неоднократно поднимали проблему ослабления конкурентоспособности наших товаров и услуг. Она до сих пор актуальна?

— Да, мы по-прежнему вынуждены констатировать эту проблему, несмотря на некоторое оживление экспорта и продаж на внутреннем рынке. Падение конкурентоспособности стало устойчивой тенденцией как минимум последних пяти лет. Наши компании все чаще проигрывают ино­странным производителям не только на экспортных рынках, но и у себя дома. В прошлом году доля отечественных непродовольственных товаров в розничных продажах на внутреннем рынке уменьшилась примерно до 50 %.

Не секрет, что такая дина­мика является следствием прежде всего нереформированности отечественных компаний. Многие крупные предприятия сохранили еще советскую структуру производства: стараются все делать собственными силами — от гайки и до конечной продукции. Хотя могли бы отдавать значительную часть заказов по субподряду малым производственным фирмам и создавать дополнительный стимул для развития производственного предпринимательства в стране.

Увы, промышленный аутсорсинг так и не получил должного развития в Беларуси. Между тем во всем мире он является одним из ключевых факторов конкурентоспособности. Узкая специализация помогает компаниям повышать производительность труда и улучшать качество продукции при одновременном снижении удельных издержек.

У отечественной промышленности и сельского хозяйства высокие производственные затраты. Государство вроде бы предпринимает попытки сократить издержки. Например, указ № 78 нацеливает предприятия на снижение себестоимости продукции на четверть, однако без создания должных условий подобные задачи так и останутся декларацией.

Надо думать прежде всего о том, как оздоровить финансы предприятий. А то получается, что Минсельхозпрод рапортует об экспортных успехах, мол, наши аграрии чуть ли не полмира накормили, а потом оказывается, что колхозы в долгах и просят очередной порции господдержки.

В аналогичной ситуации находятся и предприятия обрабатывающей промышленности. Набрав кредитов, многие компании попали в кредитную ловушку и никак не могут погасить долги. Сказались две волны девальвации в 2011 и 2014 годах, а также длительный период высоких процентных ставок в экономике. Сейчас на погашение кредитов и займов предприятия направляют почти 30 % выручки, или более половины создаваемой добавленной стоимости. А ведь им еще нужно уплатить налоги, выдать работникам зарплату и при этом сформировать оборотные средства, чтобы приобрести сырье и материалы.

О каком развитии может идти речь, если, согласно официальной статистике, почти половина предприятий либо не имеет оборотных средств вовсе, либо их недостаточно. Сегодня многие директора думают не о развитии, а о том, как сохранить производство и трудовые коллективы. Очевидно, что без существенного финансового оздоровления реального сектора наша экономика имеет весьма туманные перспективы.

— Ставка рефинансирования Нацбанка опустилась до 11 % — минимального значения с 2010 года. Неужели это не снизило кредитное давление на реальный сектор?

— Процентные ставки все еще значительно превышают уровень потребительской инфляции, поэтому нынешнюю денежно-кредитную политику можно охарактеризовать как жесткую. Да, при помощи ставок Нацбанк смог подавить рост цен, но одновременно под давлением оказалась деловая активность в стране.

С другой стороны, мы не наблюдаем сокращения госрасходов, при котором можно было бы снизить налоги. Причем уже не первый год темп роста доходной части бюджета опережает динамику ВВП, что свидетельствует о фактическом увеличении налоговой нагрузки.

Бюджет формируется с профицитом. Казалось бы, есть возможность снизить налоги, однако Минфин поясняет, что профицит идет на погашение внешнего долга.

По убеждению экспертов БСПН, важно не только снизить фискальную нагрузку, но и удешевить администрирование, отказаться от принципа авансовой уплаты обязательных платежей. Без таких мер мы вряд ли сможем оздоровить финансы предприятий.

— Станет ли декрет № 7 и сопутствующие документы дополнительным стимулом для развития бизнеса и роста белорусской экономики?

— На мой взгляд, ключевым достижением 2017 года стало осознание ведущей роли предпринимательства в развитии национальной экономики. Именно такое впечатление создает принятый пакет нормативных актов, а также некоторые заявления первых лиц государства.

Впрочем, это уже не первая волна либерализации. Раскрепостить предпринимательскую инициативу была призвана директива № 4, но, к сожалению, многие ее положения остались нереализованными. Административный аппарат не стал на реальный путь реформ. Возможно, тогда не было такой готовности и у президента. Надеемся, что новый шаг в сторону экономической либерализации сделан более осознанно и на этот раз ожидания бизнеса оправдаются.

Один из акцентов нового пакета документов — стимулирование самозанятости, что, вероятно, стало ответом на протестные настроения «тунеядцев». Развитие самозанятости населения является одним из наименее затратных способов для государства. Использовать данный механизм вполне разумно, раз уж мы ограничены в инвестиционных возможностях.

Законодательные новации будут способствовать и развитию субъектов хозяйствования, в том числе появлению новых предприятий, так как декрет № 7 затронул разрешительные процедуры, касающиеся открытия бизнеса. Снижены требования пожарной инспекции, санстанции, уменьшилось количество раз­ного рода согласований, расширено применение уведомительного принципа.

К сожалению, в меньшей степени новая волна либерализации затронула действующие предприятия. Есть надежда, что будут подвижки в наиболее проблемных вопросах, нап­ример в части финансового оздоровления. Так, декрет № 7 содержит поручение правительству в шести­месячный срок подготовить и направить на рассмотрение президента предложения по снижению налоговой нагрузки. Есть посыл на упрощение налогового администрирования, реинвестирование прибыли, что нас, безусловно, обнадеживает.

Надеемся, что детали фискальной реформы станут понятны уже в следующем году. Со своей стороны, бизнес-союз намерен разработать предложения по реформе, в том числе с привлечением зарубежных экспертов. Для этого мы запланировали на март международную конференцию по вопросам фискальной политики и устойчивого развития.

Нас, как и все бизнес-сообщество, очень смутила норма декрета № 7 об усилении ответственности директоров. Тревожит не столько размер возможных штрафов (до 200 базовых величин), сколько размытость формулировки о необходимости обеспечивать «надлежащую организацию деятельности субъекта хозяйствования». Как эту формулировку будут трактовать многочисленные контролирующие органы? Если, например, предприятие не выполнило доведенное вышестоящим органом задание по показателям, не будет ли это признано ненадлежащей организацией работы?

На наш взгляд, данная формулировка противоречит ст. 23 закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь», согласно которой законодательные термины должны быть понятными и однозначными. Чтобы избежать произвольной интерпретации, бизнес-союз предлагает разработать отдельный нормативный правовой акт, поясняющий норму декрета № 7 об ответственности директора.

— С каким настроением встречаете новый год?

— Испытываю определенную долю оптимизма. Надеемся, что национальная экономика сможет прирасти и сохранится стабильность валютных курсов. Многое будет зависеть от последовательности решений, в том числе обозначенных в декрете № 7.n

Подписка на БСПН + Бадей + итоги года + МСП + макроэкономика + Декрет №7
31 июля 2018
Будущее предприятий легкой промышленности зависит от способности найти свою нишу на рынке и сообща отстоять отраслевые интересы. В этом убеждена директор и сопредседатель Бизнес союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М. С. Кунявского Жанна Тарасевич.
16 июля 2018
​Малый и средний бизнес испытывает оптимизм относительно своего нынешнего положения и перспектив, однако, по мнению исследователей, в этом оптимизме больше надежд, чем результатов.
13 июля 2018
Международный бизнес-форум «Состояние и перспективы развития внешнеэкономической деятельности предприятий деревообрабатывающей промышленности Республики Беларусь» пройдет в Минске 26 сентября. Мероприятие состоится в Футбольном манеже в рамках выставки «Деревообработка».
09 июля 2018
Повысить статус деловых объединений в экономической жизни страны, приняв специальное законодательство. С такой инициативой выступил Бизнес союз предпринимателей и нанимателей имени профессора М. С. Кунявского (БСПН).
09 июля 2018
Около 4 тыс. проектов профинансировал ОАО «АСБ Беларусбанк» за период действия Программы поддержки субъектов малого и среднего бизнеса.

Страницы