Декабрь 01, 2008
Ирина КРЫЛОВИЧ

- Г-н Каллаур, что подразумевает под собой мягкая девальвация и как долго она может продлиться?

- В условиях мирового кризиса я не думаю, что мы в состоянии - я имею в виду не только в республике, но и в мировом сообществе, - адекватно оценить всю глубину кризиса и его последствия. Понятно, что мировое финансовое сообщество примет ряд мер, которые позволят относительно стабилизировать ситуацию в финансовой системе. Понятно также, что кризис перекинется на реальный сектор и вторичные последствия будут идти уже оттуда. И каким образом будут реагировать на это курсы мировых финансовых валют - сказать сложно.

Мне представляется, что будет относительная стабилизация курсов, и когда мы привяжемся к корзине валют, у нас не должно быть резких колебаний.

Это будет более гибкая политика не только по отношению к евро, какой она у нас сейчас является, она в первую очередь должна быть гибкой и по отношению к доллару.

Население и юридические лица должны будут привыкнуть к незначительным колебаниям и спокойно это воспринимать. В какие-то моменты колебания будут маленькими, в какие-то моменты - чуть больше, но они будут происходить как в одну, так и в другую сторону.

- Привязка к корзине валют будет осуществляться с первых биржевых торгов в 2009 году?

- Как один из вариантов.

- Что произойдет в первый день привязки, в какую сторону может измениться курс рубля?

- Все зависит от того, как будут вести себя мировые валюты.

- Как будет формироваться корзина? Равными долями - приблизительно по 30% для каждой валюты?

- В качестве одного из вариантов рассматривается именно такая корзина - в равных долях. Я думаю, мы окончательно определимся с параметрами корзины с учетом работы миссии Международного валютного фонда, приезд которой ожидается в декабре.

- Помимо курсов, к основным валютам будет устанавливаться и курс к корзине, как устанавливается курс российского рубля к бивалютной корзине в России?

- Вы совершенно правы, у нас есть образец валютной политики в России, где в рамках коридора идет колебание. Если экономическая ситуация требует корректировки в одну или другую сторону, я подчеркиваю, в обе стороны - в сторону девальвации, ревальвации, - тогда принимается решение о расширении коридора. Но в наших условиях, учитывая, что мы действуем в рамках Основных направлений денежно-кредитной политики, эти решения будут приниматься в установленном порядке.

- В России финансовые власти признались, что проведенная в последние месяцы довольно быстрая девальвация рубля произошла под давлением промышленного лобби. Наше промышленное лобби оказывает давление на планы по установлению курса?

- Мои коллеги провели встречу с руководителями предприятий, и они в основном с пониманием отнеслись к той ситуации, которая сложилась. Когда мы ранее рассматривали политику обменного курса через мониторинг предприятий, через опросы, то, как правило, руководители высказывались за то, чтобы политика курса была стабильной и чтобы не было каких-то резких колебаний. Для них это более принципиальная позиция, чем ускоренная девальвация в целях стимулирования экспорта. Потому что импортоемкость нашей продукции составляет 65% и практически любой экспортер является одновременно и импортером.

- То есть вопрос о разовой девальвации, например на 20%, вообще не стоит?

- Мы не рассматриваем. 20-процентная девальвация - это много. Это довольно болезненная процедура, и чтобы такую процедуру провести, нужно тысячу раз подумать. Состояние нашего платежного баланса не настолько ужасное, чтобы идти на такую меру, как разовая 20-процентная девальвация.

У нас есть несбалансированность платежного баланса. Мы реально смотрим на ситуацию ухудшения текущего счета платежного баланса, потому что, как бы то ни было, негативные тенденции себя уже проявили, - поступление валютной выручки сокращается. Но тем не менее то сокращение валютной выручки, которое было, мы перекрыли первой частью российского кредита. Прогнозируемое сокращение будет перекрыто второй частью кредита.

Я бы сказал так: не стоит проявлять излишний оптимизм в данной ситуации, надо готовиться к худшему, но и не надо кидаться в крайности, а разовая 20-процентная девальвация - это крайность.

- Прогнозируете ли вы ухудшение ситуации в банковской системе в дальнейшем?

- В любом случае в условиях кризиса следует ожидать повышения плохих активов. Естественно, предприятия, столкнувшись с дефицитом оборотных средств, будут контактировать с банками на предмет продления кредитных линий, изменения графика платежей, будут и прямые невозвраты кредитов по срокам. Но мы рассчитываем, что останемся в рамках 5% плохих активов, как заложено в основных направлениях, так как запас прочности у банков достаточный.

При этом мы также рассчитываем на правильное поведение собственников банков. На то, что они не начнут выводить заработанную прибыль в виде дивидендов, а будут действовать благоразумно. Тем не менее достаточность капитала у нас тоже с запасом в пределах этого уровня.

Если же показатели будут ухудшаться, а для нас 5% - это некая пороговая величина, переключение с "зеленого света" на "желтый", но это еще "не красный свет", - то будем, безусловно, принимать соответствующие меры с учетом международной практики.

Как правило, первые проблемы у нас появляются у банков с государственным участием, я имею в виду то, что у этих банков наибольший кредитный портфель, и, конечно же, соответствующую поддержку им окажет правительство. Мы с правительством эти проблемы обсуждаем, у нас есть понимание, и я думаю, они будут разрешены.

- А если возникнут проблемы с платежами по кредитам, выданным физическим лицам?

- Я вполне допускаю, что платежеспособность граждан может измениться в худшую сторону, но у нас небольшой портфель кредитов, выданных гражданам, и он является несущественным для банковской системы.

- В целом по системе - да. Но есть отдельные банки, которые активно выдавали кредиты, при этом некоторые из них, например новые банки, не могут привлекать вклады в течение первых лет, то есть даже не имеют возможности пополнять ресурсы за счет депозитов...

- Если у одного или двух небольших банков сложится такая ситуация, что ввиду невозврата кредитов у них будет плохое состояние, я думаю, ничего страшного в этом нет. Для одного-двух банков эти вопросы разрешимы. Если собственники не найдут адекватных механизмов, которые позволят с этим справиться, придется объявить этим банкам о банкротстве. Хорошо то, что сегодня граждане в любом случае у нас защищены.

- Уже фактически объявлено, что ставка рефинансирования снова может быть повышена в ближайшее время. Какой должна быть курсовая политика в условиях девальвации, чтобы сохранить привлекательность вкладов?

- Я скажу о главном принципе. Ставки по вкладам населения в определенный промежуток времени - возьмем за основу год - должны быть в обязательном порядке положительными, то есть их уровень должен быть выше уровня инфляции. Это основа.

Для определенной категории граждан параметры девальвации тоже важны, если эта категория планирует покупать импортные товары, так как это может влиять на цену, но если мы говорим о сбережениях в среднесрочной перспективе, я глубоко убежден, что необходимо придерживаться положительных процентных ставок.

- Какой будет инфляция в этом году?

- Мы полагаем, что она будет в пределах 14-14,5%.

- В следующем году возможно снижение темпов инфляции? Появились данные о замедлении инфляции в мире...

- Сейчас действительно появились факторы, которые способствуют снижению цен. Все зависит от того, насколько этому будут противодействовать повышающие факторы, возникающие за счет повышения внутреннего спроса. Потому что многие страны в условиях рецессии пытаются стимулировать спрос и таким образом поддержать занятость своего населения. Два этих фактора будут противодействовать.

- Разрабатывается ли в правительстве какая-то комплексная программа противодействия кризису?

- В рамках меморандума, который готовится с МВФ, предусматриваются определенные, в том числе и структурные, корректировки. И это своеобразная программа, позволяющая устранить те дисбалансы, которые могут возникнуть в будущем. Пока каких-то специальных программ не готовится, но отдельные меры обсуждаются ежедневно.

Подписка на Все
18 сентября 2018
Белорусские предприятия «Лидсельмаш» и «Сельэнергопром» подписали крупные контракты на поставку зернохранилищ в Судан.
18 сентября 2018
Совет Министров и Нацбанк назначили представители государства в органах управления нескольких банков.
18 сентября 2018
Президент Беларуси назначил Василия Марковича послом в Латвии. Маркович сменит в этой должности Марину Долгополову.
18 сентября 2018
Минский городской суд рассмотрел апелляционные жалобы адвокатов и обвиняемого бизнесмена и инвестора «Мотовело» Александра Муравьева на второй приговор (три года лишения свободы за уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере).
18 сентября 2018
Александр Лукашенко, назначая во вторник бывшего министра промышленности Виталия Вовка на должность своего помощника – инспектора по Витебской области, поручил ему "железобетонно" проводить линию главы государства.
18 сентября 2018
В Беларуси 18 сентября на торгах на Белорусской валютно-фондовой бирже курсы евро и долара снизились, а вот курс российского рубля вырос.

Страницы