Сентябрь 05, 2016
аналитик Либерального клуба Вадим МОЖЕЙКО

В рамках проекта БРСМ «Открытый диалог «Молодежь Беларуси: традиции и будущее» первый секретарь ЦК БРСМ Андрей Беляков предложил создать в Беларуси клуб экспертов — «фабрику мысли». Инициативу поддержал замглавы Администрации президента Игорь Бузовский.

К данному предложению можно относиться скептически. С другой стороны, важным остается вопрос об экспертном обосновании принимаемых белорусской властью решений.

В западной теории и практике государственного управления еще с конца ХХ века формируется новый подход к разработке государственной политики — evidence-based policy, то есть политика, основанная на доказательствах. Предполагается, что государственные решения надо принимать, исходя не из традиций, идеологии, интуиции или личных мнений, а основываясь на научных данных.

Такие данные могут предоставить аналитические центры (think tanks, фабрики мысли). Это научно-исследовательские организации, ориентированные не на академическую научную деятельность, а на разработку и анализ конкретных прикладных политических решений и экспертное консультирование.

В Беларуси такими организациями являются Белорусский институт стратегических исследований (BISS), Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования (BIPART). Также работаем и мы с коллегами в Либеральном клубе. Однако все это независимые организации, а что же с государственной интеллектуальной поддержкой?

С 2006 года действует Информационно-аналитический центр при Администрации президента (ИАЦ), позиционирующий себя как «ведущую государственную научно-исследовательскую организацию в области инфор­мационно-­аналитического обеспечения Президента Респуб­лики Беларусь и Администрации Президента Республики Беларусь по стратегическим направлениям политической, социально-экономической и духовной жизни общества». При министерствах работают НИИ, также призванные интеллектуально поддерживать практическую деятельность власти. Тем не менее система принятия государственных решений в Беларуси носит закрытый характер, поэтому в большинстве случаев судить, на чем власти основывают свои решения, трудно.

К сожалению, на руководящих должностях в том же ИАЦ преобладают люди с бэкграундом силовиков, но без ученых степеней. В научных институтах ситуация обычно получше, однако это нивелируется слабым влиянием их наработок на принимаемые законы и указы. Например, в рамках реформы системы госуправления (указ № 168) мне доводилось читать детальный и обоснованный план реформирования структуры министерств, разработанный одним из таких государственных научных институтов. Увы, в финальной версии указа от этого плана практически ничего не осталось.

Отдельный вопрос: как такие аналитические документы разрабатываются? По рассказам бывших сотрудников ИАЦ, даже на столь высоком уровне сохраняется закрытость власти, материалы готовятся в условиях информационного вакуума и при слабом профессиональном взаимодействии между различными ведомствами.

Для сравнения расскажу об опыте Швеции. Там при парламенте есть специальная Исследовательская служба. Фактически это многопрофильный think tank, который анализирует все законопроекты депутатов. Причем делается это еще на внутренней, непубличной стадии, пока законопроекты не имеют официального статуса.

В результате такой организации процесса на рассмотрение в шведский парламент попадают только потенциально полезные законопроекты, а не просто идеи депутатов. К мнению демократически избранных политиков добавляется технократический голос экспертов. Как рассказывал один из руководителей этой службы, депутаты чаще всего прислушиваются к советам.

Ключевой момент в такой системе — отсутствие у экспертов политической и идеологической ангажированности, чего совсем нельзя сказать об инициативе БРСМ. Да и политикам следует учиться выслушивать мнения ученых, аналитиков, экспертов. Без этого никакая think tank не поможет.

Подписка на Все
28 июня 2017
Инициатором дополнений, вызвавших реакцию белорусского МИДа, стали литовские депутаты.
28 июня 2017
Распространение печатных изданий, аудиовизуальных программ без нее запрещается
28 июня 2017
Крупные компании обратились в МВД с заявлениями на хакеров
28 июня 2017
Всего Минпром выведет на него 69 гражданских машин
28 июня 2017
Они будут действовать до 31 января 2018 года.

Страницы