Август 15, 2016
экономист Владимир КОВАЛКИН

Задача эффективно использовать средства в рамках госпрограмм актуальна и важна для Беларуси, поскольку речь идет почти о 60 % консолидированного бюджета. Попытка решить эту задачу своевременна и похвальна. Однако анализ новых рамочных условий использования бюджетных средств позволяет предположить, что поставленная цель не будет достигнута. На мой взгляд, в этом «виноваты» три основные причины.

Прежде всего оставляет желать лучшего само программное целеполагание. При внимательном изучении госпрограмм сразу бросается в глаза путаница задач и целей разных уровней. Согласно программно-целевому подходу, есть три уровня целей — объема выпуска продукта или услуги (output), результата выполнения программы (outcome) и общества или экономики в целом (impact).

Например, в рамках предполагаемой гос­программы для МТЗ цель первого уровня — произвести как можно больше тракторов; второго — достигнуть определенного показателя продаж, получить прибыль; третьего — увеличить занятость и налоговые отчисления, повысить инновационность экономики и т. п. Так вот в наших госпрограммах они совершенно перепутаны. Это дает возможность чиновникам по достижении цели первого уровня заявлять о выполнении госпрограммы, например на 70 %. То есть можно выпустить достаточное количество тракторов, отправить их на склад и сказать, что цель, касающаяся продукции, выполнена, ну а если нет ни прибыли, ни продаж, так это лишь незначительная часть показателей, процентов десять-пятнадцать от всей программы.

Второй фактор риска — отсутствие разделения функций заказчика, исполнителя и бенефициара при разработке и реализации программ. Чаще всего в роли заказчика и исполнителя у нас выступает один субъект, а мнения бенефициара, которым должно быть некое сообщество, вообще никто не спрашивает.

Например, в рамках программы по улучшению городской среды одним из целевых показателей на уровне «выпуск продукта или услуги» может быть обрезка деревьев. Местный исполком будет проводить конкурс и распределять деньги между организациями, которые осуществляют указанную деятельность. Учитывая то, что у исполкома есть подконтрольная ему организация, мы с большой долей вероятности можем предположить, что именно она получит основную часть этих средств и с удовольствием «освоит» их, по максимуму обрезав деревья и достигнув целевого показателя на уровне «выпуск продукта или услуги». Однако бенефициары, то есть горожане, останутся недовольны видом садов и парков.

Третий фактор риска кроется в самой процедуре конкурса на получение господдержки или бюджетного финансирования. В ней тоже должно быть троевластие. Разрабатывать критерии для определения победителей, проводить конкурс, принимать в нем участие и оценивать итоги должны разные субъекты.

В наших же условиях министерство (либо НИИ при нем) разрабатывает госпрограмму и критерии проведения конкурса. Оно же будет проводить конкурс и определять победителя. Участие в нем примут подконтрольные этому же министерству госпредприятия. Налицо конфликт интересов и все условия для проведения «междусобойчика», в число участников которого «лишние» субъекты не попадут. Изменится только то, что для выделения денег придется оформлять множество бумаг, настоящего же конкурса как не было, так и не будет.

Подписка на Все
28 июня 2017
Инициатором дополнений, вызвавших реакцию белорусского МИДа, стали литовские депутаты.
28 июня 2017
Распространение печатных изданий, аудиовизуальных программ без нее запрещается
28 июня 2017
Крупные компании обратились в МВД с заявлениями на хакеров
28 июня 2017
Всего Минпром выведет на него 69 гражданских машин
28 июня 2017
Они будут действовать до 31 января 2018 года.

Страницы