Февраль 19, 2018
Жанна КУЛАКОВА, финансовый консультант компании «ТелетрейдБел»

Вполне вероятно, что в 2018-­м белорусы не станут оказывать такую мощную поддержку валютному рынку, как в прошлые годы, и темпы его падения ускорятся.

Прошлый год выдался для белорусского рубля самым успешным из трех лет, что минули с момента перехода от административной системы курсообразования к рыночной. Национальная валюта ослабла к корзине Нацбанка на скромные 6 %. При этом благодаря значительному падению американской валюты на международном рынке курс доллара в Беларуси по итогам года практически не изменился.

Правда, евро подорожал на 15 %, но на это мало кто обратил внимание. Исторически сложилось так, что именно курс доллара является для белорусов оплотом стабильности и главным финансовым маячком.

Сейчас дела в экономике вроде бы пошли на лад: ВВП растет, реальные доходы — тоже, инфляция на историческом минимуме, процентные ставки возвращаются к нормальным значениям… На первый взгляд, сплошной позитив, который был так нужен после двух очень непростых лет. Только вот если приглядеться повнимательнее, можно заметить кое-какие тревожные симптомы, которых не было год назад. Многие из них напрямую касаются валютного рынка.

Например, если в 2016—2017 годах на фоне падения реальных доходов население активно «проедало» свои валютные заначки, то в последние месяцы объемы чистой продажи валюты физическими лицами уменьшились. Особенно отчетливо тенденция стала прослеживаться с осени 2017-го, а уже в декабре впервые за два года белорусы стали чистыми покупателями иностранной валюты. В январе 2018-го продажи валюты формально возобновились, но фактически граждане «сработали» в нуль: 37 млн долларов за месяц — это мизер, ведь раньше население стабильно продавало по 100—200 млн долларов.

К изменению валютного поведения белорусов привел ряд факторов. В первую очередь рост заработных плат. По официальным данным, за 2017 год реальная зарплата увеличилась на 6,2 %. Едва ли такая существенная прибавка была на самом деле заработана, поскольку производительность труда повысилась только на 3,6 % по итогам января — ноября.

Выходит, что в погоне за «безусловным выполнением поручения главы государства» мы вновь наступаем на старые грабли. Необоснованный рост заработных плат в Беларуси всегда приводил к давлению на цены и курсы валют. Если у населения появляется лишняя копейка, оно тут же покупает на нее валюту. Наивно полагать, что граждане избавлялись от валютных сбережений, потому что разлюбили доллары.

Кроме того, на поведение белорусов могло повлиять падение процентных ставок. С одной стороны, оно снижает привлекательность рублевых депозитов, с другой — повышает доступность кредитов. Если раньше обедневшему белорусу, нуждающемуся в крупной покупке, приходилось выбирать между кредитом под 30 % годовых и продажей долларов, то теперь ситуация иная. Чуточку разбогатевший гражданин может взять кредит уже под 10—15 %, а это в корне меняет дело.

Да и заначки, в конце концов, не бездонные. Кто-то, возможно, и рад бы продать валюту и купить что-нибудь полезное, только вот кубышка опустела.

Одним словом, все идет к тому, что в 2018 году белорусы не станут оказывать такую значительную поддержку валютному рынку. Хорошо, если по итогам 2018 года получится выйти в плюс, но он явно будет меньше, чем в 2017-м и 2016-м, когда население продало на чистой основе соответственно 1,8 и 1,9 млрд долларов.

Без такой поддержки валютному рынку придется туго. В предыдущие годы за счет валюты населения полностью покрывались чистые покупки предприятий и немалая толика доставалась государству, пополнявшему золотовалютные резервы и погашавшему долги. Это тоже очень важный аспект: в условиях небольшого объема ЗВР и внушительного госдолга государство вынуждено скупать иностранную валюту на внутреннем рынке.

Текущий год не станет исключением: платежи по валютному госдолгу составят 3,7—3,8 млрд долларов. При этом пока четко определены источники получения только 2,7 млрд долларов (1 млрд — ЗВР, 1,2 млрд — новые займы, 500 млн — нефтепошлины). Судьба еще 1 млрд долларов остается неизвестной. Велика вероятность того, что бо€льшую часть этой суммы будут выкупать на внутреннем рынке за бюджетные средства. В прошлом году сделать это удалось, в нынешнем подобный сценарий маловероятен.

Перечисленные факторы могут привести к тому, что ослабление рубля в 2018 году ускорится. Пожалуй, если по итогам года рубль ослабнет не более чем на 10 % к валютной корзине, это будет хороший результат.

Внешние риски для рубля тоже сохраняются: мы все так же зависим от российского рынка и нефти, а от внешних форс-мажоров никакой страховки нет. Впрочем, сейчас внутренние риски для национальной валюты внушают бóльшие опасения.

Подписка на курсы валют + рубль
05 июля 2018
Доллар и российский рубль подешевели.
29 июня 2018
Евро и российский рубль выросли
27 июня 2018
Евро и российский рубль подешевели.
26 июня 2018
Падение доллара приостановилось
25 июня 2018
Российский рубль вырос почти на копейку
22 июня 2018
Доллар снизился на торгах БВФБ в пятницу.

Страницы