Август 06, 2018
Жанна КУЛАКОВА, финансовый консультант компании «ТелетрейдБел»

В ближайшие шесть - ­восемь месяцев белорусский рубль может ослабеть на 3—10 %. В наибольшей степени на его устойчивость влияют уровень госдолга и состояние российского рубля.

В 2018 году на валютном рынке Беларуси царит стабильность. С 1 января по 1 августа национальная валюта укрепилась на 1,2 % по отношению к евро и на 7,1 % — к российскому рублю, правда, просела на 0,6 % к доллару. В целом белорусский рубль укрепился на 3,7 % по отношению к валютной корзине Нацбанка.

В ближайшее время ситуация на валютном рынке страны вряд ли изменится радикально. Правда, есть ряд обстоятельств, которые дают основание прогнозировать умеренное ослабление рубля во втором полугодии 2018 года.

Могут аукнуться санкции. Первый фактор — ситуация на внешних рынках. Наверняка многие помнят, как колебались курсы валют в апреле. По итогам торгов, прошедших 11 апреля, доллар взлетел до 2,07 руб., евро — до 2,56 руб., а российская валюта упала до 3,23 руб. Это было связано с тем, что после расширения Соединенными Штатами антироссийских санкций национальная валюта РФ резко ослабла. Спустя некоторое время рынок стабилизировался, доллар вернулся к привычным 2 руб., и все с облегчением выдохнули. Только вот от санкций российский рубль так и не оправился: сейчас он на 7,7 % дешевле, чем в начале года.

Валютный рынок Беларуси все так же сильно зависит от российского, поэтому очень велика вероятность того, что через некоторое время санкции аукнутся и нам. Негативные последствия были нивелированы благодаря укреплению белорусской валюты по отношению к российской: сейчас курс последней на нашем рынке составляет скромные 3,18 руб., притом что зимой он доходил до 3,55 руб.

Слишком крепкий белорусский рубль может навредить внешней торговле, что в конечном счете выльется в ослабление нашей валюты. Если предположить, что на белорусском рынке курс российского рубля вернется, например, к отметке 3,4 руб., а на внешних рынках он останется таким же слабым, как сейчас, то курс доллара в нашей стране достигнет 2,14 руб., а евро — 2,5 руб.

К слову, в конце мая на базе Минэкономики проходила межведомственная встреча, во время которой упоминались в том числе прогнозы касательно курсов валют. По мнению представителей госорганов, среднегодовой курс российского рубля составит как раз 3,4 руб. Следовательно, описанный сценарий вполне реален, если, конечно, российская валюта не отыграет понесенные в нынешнем году потери.

Нужно помнить и о том, что за последние год-полтора национальная валюта РФ стала очень чувствительной к геополитике, а нефтяные котировки, расчеты по внешнему долгу, операции Минфина и другие фундаментальные факторы отошли на второй план. Причем геополитические риски практически не поддаются прогнозированию. Иными словами, в любой момент на валютном рынке могут произойти значительные перемены, и к этому также нужно быть готовыми.

Излишков валюты нет. Кроме того, есть ряд внутренних рисков для белорусского рубля. Главный из них — высокий уровень валютного госдолга. Беларусь вынуждена ежегодно направлять на погашение и обслуживание долга миллиарды долларов. Например, в 2018-м итоговая сумма выплат может достигнуть примерно 3,7 млрд долларов, а ведь наша экономика не в состоянии генерировать валютные средства в таких объемах. Мы получаем валюту в виде экспортных пошлин, однако это всего лишь около 500 млн долларов в год. То, что приносит экспорт, тут же «съедает» импорт. Поэтому правительство вынуждено постоянно заимствовать либо выкупать валюту на внутреннем рынке, а там ее не так уж много.

По итогам первого полугодия 2018 года население, юрлица и нерезиденты продали на чистой основе 562 млн долларов. Сумма немалая, однако ее явно недостаточно, чтобы самостоятельно разобраться с долгами.

«Излишки» валюты по сравнению с прошлым годом заметно сократились. Напомним, в январе — июне 2017-го участники рынка продали на чистой основе 1196 млн долларов.

Не последнюю роль в сокращении профицита на валютном рынке сыграл рост реальной заработной платы. Он традиционно отрывается от роста производительности труда: в этом году реальная зарплата прибавила 13 %, а производительность труда — только 6 %. В таких условиях сокращение валютного профицита выглядит логичным. В случае сохранения нынешней ситуации велик риск того, что в перспективе профицит и вовсе сойдет на нет.

Ситуация с валютой для оплаты долгов очень непростая, и это понимают все. Погашение старых кредитов за счет новых приводит к тому, что сумма долга только увеличивается. Правительство уже выказало намерение погасить половину валютного долга собственными силами, только вот их, то есть источников валюты, у нас совсем немного.

Не исключено, что государство будет вынуждено наращивать объемы закупок валюты на внутреннем рынке. На такую мысль наводит не только ситуация с долгами, но и то, что в этом году республиканский бюджет формируется со значительным профицитом (+2,7 млрд руб. по итогам первого полугодия). Есть вероятность, что деньги пойдут на погашение долгов, однако их нужно будет конвертировать в иностранную валюту, а сделать это можно только на валютном рынке Беларуси: больше наш рубль нигде не торгуется.

На самом деле сейчас в уравнении слишком много неизвестных. Что будет с российским рублем? Как будет развиваться ситуация с зарплатами и с внешней торговлей? Каким в итоге окажется профицит бюджета и на что его направят?

Очень велика вероятность того, что итоги второго полугодия для рубля будут менее успешными, чем первого. Думаю, с учетом всех обстоятельств в ближайшие шесть-восемь месяцев рубль может ослабеть на 3—10 % в зависимости от того, как будут складываться внутренние и внешние факторы.

Подписка на курс белорусского рубля
20 августа 2018
Реальный эффективный курс белорусского рубля, рассчитанный по индексу потребительских цен (РЭК), в II квартале 2018 г. увеличился на 4,4 процента по сравнению с предыдущим кварталом.