Март 12, 2018
декан экономического факультета БГУ Михаил КОВАЛЕВ

Мировая банковская система не на пороге революционных преобразований, а в процессе. Финтехкомпании уничтожают старый уклад, поэтому банки, которые не изменят свой подход к делу, обречены на закрытие.

Белорусские банки несколько отстают в цифровой трансформации, в переходе к тому состоянию, которое на Западе называют «цифровые банки». Впрочем, и у нас есть успешные примеры внедрения новых мобильных и интернет-­технологий.

На мой взгляд, будущее отечественных банков зависит в первую очередь от государства. Если оно чуть-чуть притормозит приход в Беларусь крупных зарубежных финтехкомпаний вроде китайского гиганта Alipay, могущего войти в «Великий камень», то наши банки получат время, чтобы перестроить свою работу, и сами станут оказывать услуги, которые за рубежом принято относить к финтеху.

Единственное, чему ни банки, ни Нацбанк, ни государство в целом противостоять не могут, — это распространение криптовалют по технологии блокчейн. По своему призванию это мировые валюты, поэтому никакие ограничения не смогут их остановить. В этом случае важнее понять, в чем заключается новая функция государства на рынке регулирования мировых криптовалют.

Чтобы банки, причем не только белорусские, могли удержаться на плаву в нынешних условиях, им самим необходимо покупать финтехкомпании. В Европе банки в основном так и делают. В отечественных же банках есть огромные IT-подразделения, которые могут делать то же самое, что и зарубежные финтехкомпании, а именно оказывать новые виды услуг.

Ясно, что пока мы отстаем. Например, у нас нет ничего подобного китайскому инновационному опыту. Там уже есть города, в которых обходятся даже без пластиковых карт: клиента распознают по лицу, и с его счета списываются деньги, например, за проезд в общественном транспорте. Беларуси до этого еще очень и очень далеко.

Следует учесть, что в отечественной банковской системе работают почти 50 тыс. человек, хотя по любым западным меркам хватило бы и 11 тыс. Сокращение избыточной численности персонала — болезненная процедура, однако она однозначно будет проводиться в ближайшие годы. Закрытие так называемых фронт-офисов, или, как у нас говорят, отделений и филиалов, и их перевод в онлайн — неизбежная данность.

Чтобы не потерять рынок, в ближайшее время белорусские банки должны взять на себя целый ряд функций, которые успешные финтехкомпании выполняют лучше банков. К таким функциям относятся, в частности, обслуживание пластиковых карт, мобильный и интернет-банкинг, организация взаимного кредитования — там и банки не нужны: клиенты хотят кредитовать друг друга. В принципе, эту функцию нетрудно освоить и банкам.

В наступающую эпоху цифровой трансформации отечественные банки должны быть более живыми и быстрыми.

Подписка на финтех + банки
04 июля 2017
Переходный период продлится до 31 декабря.
30 мая 2017
В I квартале банки увеличили проблемную задолженность и снизили прибыль. Рентабельность капитала и показатели ликвидности по­-прежнему остаются на высоком уровне.
12 мая 2017
Активы банков уменьшились до 60 414 млн руб., или на 6,3 % по сравнению с началом года.
13 апреля 2017
Активы белорусских банков в 2016 году увеличились на 2,3 % и составили 64 467 млн руб. Пятнадцать банков заявили о росте прибыли, один оказался убыточным.

Страницы